Автор Тема: Музыкальная тема в литературе и поэзии.  (Прочитано 9211 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Корица

  • Как жить, дядь Мить?
  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 48644
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #60 : 09 Август 2014, 16:45:27 »
…Они сидели в большом зале рудничного клуба. Оркестр, приехавший из Свердловска, играл «Болеро».

Удивительной и непривычной была для слуха Наташи эта музыка. Собственно, музыки в первых тактах не было. Неподвижно сидели все музыканты на эстраде.. Почти недвижим был и сам дирижёр – только чуть-чуть подрагивала мерно в его руке, прижатой к талии, палочка да возле него, в самой серёдке молчавшего оркестра, едва слышно что-то поцокивало однообразно, сухо, настойчиво, в одном и том же, лишь слегка, двухоборотно смещающемся, попеременно проступающем ритме. И вот постепенно, как бы приближаясь, это упорно повторяющееся звучание становилось всё громче, громче, явственней, решительней, и на него отзывался, подчиняясь тому же двойному, попеременно распоряжающемуся чёткому ритму, один инструмент за другим. И он, этот ритм, облёкся в робкую сперва мелодию, которая бежала по оркестру от флейты к скрипкам, от скрипок – к виолончелям, от виолончелей – к фаготам, как бежит по магниевому шнуру огонь, зажигающий свечу за свечой на ёлке. Все неодолимее, все могущественнее становился этот властный попеременный ритм, настойчивый, немного придыхающий, неодолимо, такт за тактом вовлекающий в своё движение все силы оркестра. И мелодия, послушная ему, с каждым тактом насыщалась всё новыми и новыми оттенками. Вот она уже завладела всеми инструментами, и то, что было недавно ещё едва слышным, цокающим стуком барабанчика, теперь стало жадным, лихорадочным и набатным зовом широко раззвучавшейся темы. Она пробивалась от одной группы инструментов к другой, все более разрастаясь, открываясь во всей своей повелительной мощи. Ритм несколько убыстрился, а мелодия все повторялась и повторялась. Она гремела уже оглушительно, почтя истошно. Казалось, сейчас она изнурит и музыкантов и не хватит больше сил слушать её, требовательную, всеисчерпывающую, прошедшую через все инструменты, сыгранную и так, и эдак, и ещё совсем по-новому, и потом опять, ещё раз по-другому… И когда, казалось, звучание уже достигло предела, истощив все свои возможности, и, торжествующе владея всем залом, подчиняло себе безоговорочно биение всех сердец, в музыке произошёл какой-то короткий внезапный сдвиг – и в скользящей лавине звучаний, вовлёкшей все инструменты оркестра, всё оборвалось и смолкло…

Наташу совершенно половил этот изнурительный двойной, попеременно повторяющийся странный ритм и как будто однообразное, но могучее движение музыки. Зал аплодировал, а она сидела неподвижно, прерывисто дыша, вся ещё во власти только что оборвавшихся звучаний.

– «Болеро», – тихо пояснил ей Чудинов. – Фанатический танец, особая магия ритма. Но хотите смейтесь, хотите верьте, есть в нём что-то похожее на наш двухшажный попеременный ход, честное слово. Вы заметили? Тут тоже попеременно повторяется одна и та же музыкальная фигура, а потом берётся разгон и включаются все силы, используются все возможности… полная отдача! Кажется, уж нечего больше выкладывать, а оказывается, можно ещё вот и так… и под конец ещё один, почти исступлённый рывок, бурный спурт и финиш… Люблю я эту штуку!

Кассиль
Ход белой королевы

BOLERO-RAVEL

Оффлайн Gemma

  • Адмирал Флота
  • *****
  • Сообщений: 12204
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #61 : 09 Август 2014, 17:10:55 »
– «Болеро», – тихо пояснил ей Чудинов. – Фанатический танец, особая магия ритма.
:clap:

И как только такие слова находят!!  :bravo:
Истинное мужество состоит в том, чтобы любить жизнь, зная о ней всю правду. (с)

Оффлайн Корица

  • Как жить, дядь Мить?
  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 48644
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #62 : 09 Август 2014, 17:17:22 »
Сама сегодня перечитывала - и прямо сразу сюда потащила. :)

Оффлайн Вэл

  • Капитан 3-го ранга
  • ***
  • Сообщений: 856
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #63 : 10 Август 2014, 10:36:23 »
— То была удивительно светлая мелодия, — пробормотал я, вслушиваясь в печальные вздохи хора.
Борисоглебский понимающе кивнул.
— Не знаю у Баха более светлой композиции, чем "Магнификат", — сказал он, перебирая пластинки на нижней полки. — У нас его не исполняют, но тут есть хорошая запись со штутгартским барок-хором…
Он опустил белую змейку адаптера на диск. Два хора — мужской и женский — начали причудливое полифоническое соревнование, скорее похожее на изящный придворный танец, чем религиозное песнопение.
— Что церковного в этом композиторе?
Но я не успел ответить. Первая, хоровая часть композиции закончилась, лёгкая, почти невесомая мелодия менуэта заполнила комнату, и, как естественное продолжение ее, из тонких струнных пассажей родилась ария: "Et exultavit spiritus mius!"
Это была та самая ария! Наивная, исполненная веры и вместе с тем немного кокетливая, тонкая, как струна, но и глубокая, властная. "Et exultavit spiritus mius!" "И возрадовался дух мой": это было понятно без словаря.
— Она! — сказал я, боясь спугнуть мелодию. — Она!
Был один шанс из тысячи, ускользающий, счастливый номер в бешеном лотерейном колесе — и он достался-таки мне.
— Поставьте ещё раз, — попросил я.
Снова, как вьюнки, сплетаясь, потянулись вверх два пятиголосных хора. На исходе третьей минуты их сменил менуэт. Я понял, что до конца жизни не забуду эту мелодию.

Виктор Смирнов "Прерванный рейс"

<a href="https://www.youtube.com/v/watch?v=LOnLx6fRLbI" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/watch?v=LOnLx6fRLbI</a>
Bach - Magnificat - 2 - Et exsultavit
Есть реки в пустыне, и есть пути в одиночестве, но нет ни рек, ни пути в том, кто растворился в других.

Оффлайн Корица

  • Как жить, дядь Мить?
  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 48644
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #64 : 30 Август 2014, 00:15:24 »
Он танцевал…

Невесомая тень погибшей Эллис плыла на его руке, запрокинув голову, полоща чуть не по самым камням свои бессмертные багряные власы. Как томный шелковый лоскут, она плыла на его руке, и он плыл, колыхался в такт с нею на весеннем ветру единым сдвоенным телом – правая рука согнута в локте, левая умоляюще протянута, – сквозь насмешливо-чувственный лабиринт «Минорного свинга», кружась, перехватывая, бросая ее на другую руку, перебирая сложный контрапункт мельчайших движений, будто вызывал, вытанцовывалдуха из царства тьмы.

Его позвоночник, шея, чуткие плечи, кисти рук и ступни ног проходили каждый сантиметр ритмического рисунка сложного и упоительного танца; он кружился и перехватывал, и, выпятив подбородок, бросал на левый локоть невесомую хрупкую тень, то устремляясь вперед, то останавливаясь как вкопанный, то хищно склоняясь над ней, то прижимая ее к груди…

Он сновал вокруг нее в стремительном, изломанном и распутном танце, горячей ладонью оглаживая пустоту, привлекая эту пустоту к себе на грудь и застывая в мгновенной судороге страсти.

Звуки знаменитого свинга улетали, истлевая над Влтавой: последний привет драгоценной пустоте под его правым локтем; поминальный танец по малютке Эллис – погибшей, потерянной кроткой Эллис; по его совершенной кукле, по его шедевру, по его абсолютному, бестелесному, ничем не замутненному счастью…

Синдром Петрушки
Рубина

Minor Swing Django Reinhardt & Stéphane Grappelli

Оффлайн Марфенька

  • Хозяйка Лампы
  • *****
  • Сообщений: 19752
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #65 : 30 Август 2014, 20:49:44 »
Я хочу рассказать об одной фразе, которая преследовала меня... по меньшей мере лет десять прежде чем из хохмы превратилась в прекрасную музыку - такая это была странная связь.
"Двенадцать стульев" я, наверное, лет в 11-13 прочла впервые и потом еще перечитывала. И почему-то всегда "цеплялась взглядом" за этот абзац.
 
Цитировать (выделенное)
И, не дождавшись ответа как громом пораженного  Александра
Яковлевича,  снял "Эклер" со ржавого гвоздя, без предупреждения
разбил капсулю  и  быстро  повернул  конус  кверху.  Но  вместо
ожидаемой  пенной  струи конус выбросил из себя тонкое шипение,
напоминавшее старинную  мелодию  "Коль  славен  наш  господь  в
Сионе".
Как же мне хотелось узнать, что это за такая старинная мелодия, как она звучит вообще, и вообще - как может быть рядом Господь - и огнетушитель. Но интернетов не было, просветить меня никто не мог, духовной литературы особенно дома не держали - словом, только после двадцати лет мне удалось это услышать. И сейчас я очень люблю петь этот гимн, одна, дома, во весь голос.  :) Ну, и в хорошем исполнении слушать - тем более.
60.Коль славен наш Господь в Сионе

Оффлайн Корица

  • Как жить, дядь Мить?
  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 48644
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #66 : 22 Сентябрь 2014, 20:24:38 »
"Прощальная" симфония Гайдна получила свое название благодаря финалу. Во время исполнения музыканты один за другим постепенно покидают сцену. Так «папаша Гайдн», как его называли музыканты, намекнул своему покровителю князю Николаю, что музыканты заждались отъезда из летнего поместья Эстергазы в теплый Айзенштадт, и на следующий же день после премьеры отъезд был назначен.

Гайдн. Прощальная симфония

Счастье


Я люблю эти дни, когда замысел весь уже ясен и тема угадана,
а потом все быстрей и быстрей, подчиняясь ключу,-
как в "Прощальной симфонии" - ближе к финалу - ты помнишь,у Гайдна -
музыкант, доиграв свою партию, гасит свечу
и уходит - в лесу все просторней теперь - музыканты уходят -
партитура листвы обгорает строка за строкой -
гаснут свечи в оркестре одна за другой - музыканты уходят -
скоро-скоро все свечи в оркестре погаснут одна за другой -
тихо гаснут березы в осеннем лесу, догорают рябины,
и по мере того как с осенних осин облетает листва,
все прозрачней становится лес, обнажая такие глубины,
что становится явной вся тайная суть естества,-
все просторней, все глуше в осеннем лесу - музыканты уходят -
скоро скрипка последняя смолкнет в руке скрипача -
и последняя флейта замрет в тишине - музыканты уходят -
скоро-скоро последняя в нашем оркестре погаснет свеча...
Я люблю эти дни, в их безоблачной, в их бирюзовой оправе,
когда все так понятно в природе, так ясно и тихо кругом,
когда можно легко и спокойно подумать о жизни, о смерти, о славе
и о многом другом еще можно подумать, о многом другом.

Юрий Левитанский

Оффлайн Корица

  • Как жить, дядь Мить?
  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 48644
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #67 : 07 Апрель 2015, 08:12:21 »
 
Верочке такого не было дано. Она думала,  что сможет жить, как  живут другие: давать  счастье мужу, воспитывать  детей,  встречаться  с  интересными людьми,  уделять  внимание музыке, литературе, достойно и благообразно стареть. Ничего этого не могла и не  умела  Верочка.  Она умела  лишь  одно - любить Рахманинова. И когда это оказалось  невозможно, ей не для  чего стало жить.  При таком больном сердце уйти легко. Она словно разжала руки, только и всего. Ей было тридцать четыре года...
...В  память  Ивановки и  того  странного  лета,  когда  запоздало  и  мощно забродило   сиреневое   вино,  Рахманинов  написал  свой  самый   нежный  и взволнованный  романс  "Сирень".  Там есть удивительная, щемящая, как взрыд, нота. То промельк Верочкиной души, откупленный любовью у вечности.

"Сирень" Нагибин

Ирина Архипова. Сирень

Оффлайн Gemma

  • Адмирал Флота
  • *****
  • Сообщений: 12204
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #68 : 08 Апрель 2015, 08:53:35 »

Между тем наступил вечер. Засветили лампу, которая, как луна, сквозила в трельяже с плющом. Сумрак скрыл очертания лица и фигуры Ольги и набросил на нее как будто флёровое покрывало; лицо было в тени: слышался только мягкий, но сильный голос, с нервной дрожью чувства.
Она пела много арий и романсов, по указанию Штольца; в одних выражалось страдание с неясным предчувствием счастья, в других — радость, но в звуках этих таился уже зародыш грусти.
От слов, от звуков, от этого чистого, сильного девического голоса билось сердце, дрожали нервы, глаза искрились и заплывали слезами. В один и тот же момент хотелось умереть, не пробуждаться от звуков, и сейчас же опять сердце жаждало жизни...
Обломов вспыхивал, изнемогал, с трудом сдерживал слезы, и еще труднее было душить ему радостный, готовый вырваться из души крик. Давно не чувствовал он такой бодрости, такой силы, которая, казалось, вся поднялась со дна души, готовая на подвиг.
Он в эту минуту уехал бы даже за границу, если б ему оставалось только сесть и поехать.
В заключение она запела Casta diva: все восторги, молнией несущиеся мысли в голове, трепет, как иглы, пробегающий по телу, — все это уничтожило Обломова: он изнемог.
— Довольны вы мной сегодня? — вдруг спросила Ольга Штольца, перестав петь.
— Спросите Обломова, что он скажет? — сказал Штольц.
— Ах! — вырвалось у Обломова.
Он вдруг схватил было Ольгу за руку и тотчас же оставил и сильно смутился.
— Извините... — пробормотал он.
— Слышите? — сказал ей Штольц. — Скажи по совести, Илья: как давно с тобой не случалось этого?
— Это могло случиться сегодня утром, если мимо окон проходила сиплая шарманка... — вмешалась Ольга с добротой, так мягко, что вынула жало из сарказма.
Он с упреком взглянул на нее.
— У него окна по сю пору не выставлены: не слыхать, что делается наруже, — прибавил Штольц.
Обломов с упреком взглянул на Штольца.
Штольц взял руку Ольги...
— Не знаю, чему приписать, что вы сегодня пели, как никогда не пели, Ольга Сергеевна, по крайней мере я давно не слыхал. Вот мой комплимент! — сказал он, целуя каждый палец у нее.

Casta Diva (Maria Callas)
Истинное мужество состоит в том, чтобы любить жизнь, зная о ней всю правду. (с)

Оффлайн Корица

  • Как жить, дядь Мить?
  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 48644
"Прощальная" симфония Гайдна получила свое название благодаря финалу. Во время исполнения музыканты один за другим постепенно покидают сцену. Так «папаша Гайдн», как его называли музыканты, намекнул своему покровителю князю Николаю, что музыканты заждались отъезда из летнего поместья Эстергазы в теплый Айзенштадт, и на следующий же день после премьеры отъезд был назначен.


У Самойлова

45-я Гайдна
Исчерпан разговор. Осточертели речи.
Все ясно и наглядно.
Уходят наши дни и задувают свечи,
Как музыканты Гайдна.

Брать многого с собой я вовсе не хочу:
Платок, рубашка, бритва.
Хотел бы только взять последнюю свечу
С последнего пюпитра.

Когда свой приговор произнесу в ночи
Под завыванье ветра,
Быть может, отрезвлюсь, увидев, как свечи
Истаивает цедра.

Оффлайн Корица

  • Как жить, дядь Мить?
  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 48644
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #70 : 07 Июль 2015, 22:26:09 »
Игорь Северянин

ГРИГ

Тяжелой поступью подходят гномы
Все ближе. Здесь. Вот затихает топ
В причудливых узорах дальних троп
Лесов в горах, куда мечты влекомы.

Студеные в фиордах водоемы.
Глядят цветы глазами антилоп.
Чьи слезы капают ко мне на лоб?
Не знаю чьи, но как они знакомы!

 Прозрачно капли отбивают дробь.
В них серебристо-радостная скорбь.
А капли прядают и замерзают.

Сверкает в ледяных сосульках звук.
Сосулька сверху падает на луг.
Меж пальцев пастуха певуче тает.

1927



Оффлайн Юлия Белова

  • Капитан 1-го ранга
  • ***
  • Сообщений: 2626
  • Ничто нас в жизни не может вышибить из седла!
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #71 : 17 Июль 2015, 09:53:50 »
Из темы "Костюмы, прически, танцы в истории и литературе"

"Мерлезонский балет"

Вслед за героями книг...


Была когда-то такая детская книга Бориса Бродского. Она и сейчас есть и, надеюсь, продолжает интересовать всех тех, кому хочется узнать больше о любимых персонажах. Ведь люди наверняка продолжают читать и "Спартака", и "Трех мушкетеров", и "Айвенго";... Я хочу в это верить...
Но речь сейчас не об этой книге. Речь о продолжении того, что сделал для читателей Б. Бродский. Небольшой рассказ на тему "Как оно было в действительности" о романе Дюма "Три мушкетера". Вы ведь не думаете, что Бродский рассказал о персонажах романа все, что было возможно?
Так уж получилось, но в наше время упоминание в романе многих имен, событий и названий перестало быть понятно так, как было понятно во время Дюма. И если со старанием писать комментарии к "Трем мушкетерам", то по объему они сравняются с романом, а, возможно, и превзойдут его. К тому же, благодаря десяткам экранизаций читатели/зрители начинают путать, что они помнят из книги, а что из очередного фильма (наверное, стоит все же перечитать роман — гарантирую, что многие обнаружат там совершенно незнакомую им историю). А некоторые выражения давно стали мемами. К примеру слова "Мерлезонский балет". Что этот мем означает сейчас, знают все. Но все же, что эти слова значали изначально?.
Давайте откроем роман Дюма. Итак:
— Дайте бал. Вы знаете, как королева любит танцы. <...>
— Господин кардинал, ведь вам известно, что я не любитель светских развлечений.

Так написано в романе Дюма. Но как было на самом деле?
А на самом деле Людовик Тринадцатый получил блестящее музыкальное образование и музыку любил, а также любил и все связанные с ней развлечения. Он был прекрасным скрипачом, танцором и... композитором. Сейчас считается, что Людовик де Бурбон был одним из лучших композиторов раннего барокко.
И вновь возвращаемся к Дюма.
На следующий день весь Париж только и говорил что о бале, который городские старшины давали в честь короля и королевы и на котором их величества должны были танцевать знаменитый Мерлезонский балет, любимый балет короля.
И здесь Дюма много нафантазировал. "Мерлезонский балет" был не просто любимым балетом короля — он был творением Людовика XIII от начала и до конца. Людовик был автором сюжета, музыки, хореографии балета, эскизов костюмов и декораций. А посвящен балет был другой страсти короля — охоте. Слова "Мерлезонский балет" переводятся как "Балет об охоте на дроздов". Строго говоря, слово "merlaison" было неологизмом XVII века и тоже изобретением Людовика. Брошюра либретто балета сохранилась. В ней 6 страниц, познакомиться с ними вы можете на сайте Национальной библиотеки Франции: http://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k71947s/f1.image .
У Дюма представление балета состоялось 3 октября 1626 года, но в реальности это произошло гораздо позже и не в Парижской ратуше. Первое представление — 15 марта 1635 года в королевском замке Шантильи, второе представление — 17 марта того же 1635 года в аббатстве Ройомон.
И опять возвращаемся к тексту Дюма.
Король первым вышел в зал; он был в изящнейшем охотничьем костюме. Его высочество герцог Орлеанский и другие знатные особы были одеты так же, как он. Этот костюм шел королю как нельзя более, и поистине в этом наряде он казался благороднейшим дворянином своего королевства.
А вот и нет! Дюма описывал "Мерлезонский балет" как обычный бал, но все же это был именно балет со своим сюжетом. Но король, хотя и любил танцевать, взял для себя лишь две маленькие роли — сначала торговки (!) приманками в 3 акте, а потом крестьянина (!) в 13 акте. Пройдут десятилетия и наследник Людовика будет брать для себя в балетах исключительно главные роли. Ну, в самом деле, какие торговки, какие крестьяне... Аполлон или сразу Солнце — вот роли для короля.
И опять слово Дюма:
Балет продолжался час; в нем было шестнадцать выходов.
Здесь Дюма почти прав. В балете действительно было 16 актов, а вот длился он, судя по всему, дольше. Рукопись музыки балета сохранилась, но ее все равно надо было восстанавливать. В результате получилось, что балет длится 102 минуты.
Хореография балета не сохранилась, что не удивительно. Но сохранились книги с описаниями танцев эпохи. С их помощью в 2011 г. хореограф Кристин Бейль постаралась воссоздать балет, создав очаровательную смесь танцев двух эпох — ренессанса и барокко. Вот маленький фрагмент балета (это бранль с элементами гальярды). Поскольку встроить эту запись не удается, то вот ссылка: http://www.numeridanse.tv/en/video/578_le-ballet-de-la-merlaison
И еще немного музыки короля-композитора:
https://www.youtube.com/watch?v=9_hzj95aqMo

Оффлайн Корица

  • Как жить, дядь Мить?
  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 48644
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #72 : 17 Июль 2015, 10:42:30 »
С удовольствием послушала.
Очень подходит к выстриженным паркам Версаля. :)

Оффлайн Корица

  • Как жить, дядь Мить?
  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 48644
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #73 : 17 Февраль 2016, 23:28:16 »
Она подошла, спросила по-русски:
- Можно тут приземлиться?
Сняла с шеи камеру (как из хомута выпряглась) и положила на стол, за которым Леон сосредоточенно выклевывал из баночки вишневый йогурт.
Он не отвлекся от своего занятия. Неторопливо отправил в рот очередную порцию, поднял недоуменные глаза и, слегка разведя руками - в левой баночка, в правой ложка, - смущенно проговорил:
- Sorry, I don’t understand Thai.
- Да ладно тебе, - удивилась она. - Я видела, как ты пел "Стаканчики граненыя".
Плюхнулась на скамью напротив и, подперев кулаком подбородок, с оживленной улыбкой уставилась в его непроницаемое лицо.
- Не пугайся, никакой мистики: просто я глухая.
Привычным пояснительным жестом ладони взметнулись к ушам и упорхнули в стороны:
- Глу-ха-я! Читаю по губам.
Он по-прежнему смотрел на нее с вежливым недоумением.
Она слегка смутилась, подумала - может, и впрямь почудилось? Соскучилась по отцу, давно не слышала русский, ну и… показалось. И перешла на английский:
- О’кей, все в порядке. Значит, ошиблась. Просто эта штука сильно приближает, когда нужно, - она кивнула на свой Canon. - Я фотограф, сняла вас на той смешной доске… для серфинга, да? Вы как бы на воде танцевали, хороший кадр.
Он приветливо улыбнулся, кивнул. Спросил:
- Вам заказать кофе?
- О, пожалуйста!

Русская канарейка
Дина Рубина

Петр Лещенко
Стаканчики граненые


Оффлайн Chukcha2005

  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 90641
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #74 : 17 Февраль 2016, 23:54:23 »
Человек большого таланта и трагической судьбы...  :sigh:
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный (И.Бродский)

Оффлайн Tankay

  • Адмирал Флота
  • *****
  • Сообщений: 17066
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #75 : 01 Ноябрь 2016, 23:45:22 »
Чрезмерное увлечение популярными песенками может очень навредить.
Вот что произошло в обычном классе на уроке математики.

Элфи садится, засовывает в парту свою расползающуюся по швам сумку, извлекает из неё тоненькую тетрадку. На обложке тетради - её собственноручная надпись: "Песенник". Красивыми большими буквами, а заглавное "П" ещё и обведено красным.
Элфи собирает модные песенки - "шлагеры". Она их очень любит. А в школе страсть как ненавидит уроки пения, на которых заставляют тянуть "До-ре-ми...", и до смерти обожает "Не отдам никому, ты судьбой мне назначен" или, скажем, "Сулико" Ну разве не прелесть: "Я могилу милой искал, но её найти нелегко"?..
Записывает Элфи только слова песен. Нот она не знает, да и ни к чему они ей: у неё хороший слух, она легко и быстро запоминает любую песню на слух. А вот слова она записывает прилежно и постоянно зубрит их наизусть. Не робеет она - всему миру на удивленье - даже перед иностранными текстами. Например, перед французскими. В самом начале тетрадки у неё, например, слова песни "Жатандре". Разумеется, в её собственной транскрипции: "Жатандре ле жур э ла нюи" И немножко дальше ещё: "Парле муа дамур..." Неправильно? Подумаешь! Она же не знает французского и даже не уверена, по-французски ли это?.. Зачем ей знать? Совсем незачем. Она ведь любит только песни.
Погодите, разве кто-нибудь слышал, как Элфи поёт? Поёт Элфи, только оставшись одна, когда бабушка и дедушка уходят из дому, да и то вполголоса, себе под нос, забившись в уголок дивана. Или в школе, когда в классе шум и гам и на неё никто не обращает внимания.
Элфи напевает себе под нос самый модный "шлагер", заглядывая в тетрадку, разложенную у неё на коленях. Это способ позволяет и на уроке заглянуть в песенник, спрятанный под партой.
Начинается песенка словами: "Белла, Белла донна, Белла, Белла миа". Неважно, что слова непонятные, но Элфи решила, что песня и на чужом языке адресована прямо ей, Белочке. (Элфи дома называли Белочкой)
Первым уроком была математика, её преподаёт тётя Хильда - бледная, нервная, миловидная молодая женщина. главное на её уроках - это тишина. Болтовни она не терпит, чуть что - начинает стучать по столу. И вдруг в классе раздаётся тоненький, тихий, но всё же совершенно отчётливый голос: "Белла, Белла донна".
Учительница вскинула голову, а весь класс сначала украдкой, а затем всё откровеннее захихикал. Сама Элфи ещё не совсем очнулась, а только подняла голову и удивлённо вздёрнула вверх брови. При виде этого класс захохотал ещё громче; девочки поняли, что произошла: Эльвира Варга пела на уроке свои "шлагеры"! Из своей тетрадки! Смотрела, смотрела в неё, пока совсем не забыла, где находится, и запела вполголоса.
- Варга! - взорвалась тётя Хильда. - Это что ещё такое?
Элфи, покраснев, встала.
- Может быть, ты решила, что у нас урок пения? - спросила учительница. - В таком случае иди к доске, можешь петь здесь.
Класс продолжал хохотать. Элфи в замешательстве направилась к доске, но не с тетрадкой по математике, а со своим злополучным "песенником". Тётя Хильда перегнулась через стол, выхватила у Элфи тетрадь и раскрыла её.
- Ну что ж, понятно! - воскликнула учительница. - Эльвира Варга так хорошо знает математику, что наша работа её совершенно не интересует. Вы только посмотрите: "В слезах моя подушка", "Эй, мамбо". Восхитительно! "Белла, белла донна" Ну, так вот, мадемуазель "Белладонна", придётся тебе расстаться с этой роскошной тетрадкой. А взамен её ты получишь красивую, стройную единицу...
"Мадемуазель Белла донна!" Класс сотрясался от хохота. По движению руки учительницы Элфи поняла, что та действительно поставила в журнале единицу. Но теперь ей было совершенно всё равно. Самое главное - тетрадь! И этот позор!
Жока Петц во весь голос объясняла сидевшим вокруг неё девочкам:
- "Белла, белла донна" - итальянская песенка, и первые её слова означают "Моя красивая дама", а дурочка Белка вообразила, что специально ей посвятили "шлагер"!

   Гергей М. "Элфи".

Вот такая история.
А вот и песня, из-за которой так пострадала героиня.



Она и в самом деле была очень популярна. В том числе и в нашей стране.
О нашей столь омерзительной современности когда-то будут говорить «Эти добрые старые времена».
     — Алоизий Качановский

Оффлайн Корица

  • Как жить, дядь Мить?
  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 48644
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #76 : 23 Декабрь 2016, 22:59:12 »
Она пробежала пальцами по клавишам и сказала: «Сегодня, пожалуй, Дебюсси. Он на меня меньше злится». Нечто в этом духе. А потом она…

– Погодите, – перебил я. – Она так о нем говорила? Как будто они знакомы?

– Ну да, – беспечно кивнул Питер.

– Как-то странно.

– Отнюдь нет. Концертные пианисты сильно сродняются с мертвыми композиторами. Это неизбежно. Классическая музыка – не просто музыка. Это дневник. Признания во мраке ночи, без купюр. Обнажение души. Возьмем современный пример. Скажем, «Флоренс и Машина». В песне «Космическая любовь»[45] Флоренс последовательно описывает, как темнеет и распадается мир, когда у нее, довольно страстной девушки, разбито сердце. «Звезды, Луна – теперь все погасло». Так вот. У Бетховена и Равеля ровно то же самое. Все свое яростное существо они изливали в музыку. Заучивая произведение, пианист узнает мертвого композитора очень близко – и отсюда вытекают все наслаждения и сложности напряженных взаимоотношений. Музыкант познаёт лживость Моцарта, его острый дефицит внимания. Жажду признания Баха, его нетерпимость к простым решениям. Взрывной темперамент Листа. Неуверенность Шопена. И посему, когда пианист оживляет эту музыку на концерте, на сцене, перед тысячами слушателей, ему очень нужно, чтобы мертвец его поддержал. Потому что он возвращает мертвеца к жизни. Подобно Франкенштейну, гальванизирующему свое чудовище, понимаете? Порой случаются поразительные чудеса. Или рождаются новые чудовища.

Мариша Пессл
Ночное кино

Оффлайн Tankay

  • Адмирал Флота
  • *****
  • Сообщений: 17066
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #77 : 16 Апрель 2017, 20:54:26 »
…Они сидели в большом зале рудничного клуба. Оркестр, приехавший из Свердловска, играл «Болеро».

Итак, Равель, танцуем болеро!
Для тех, кто музыку на сменит на перо,
Есть в этом мире праздник изначальный -
Напев волынки скудный и печальный
И эта пляска медленных крестьян...
Испания! Я вновь тобою пьян!
Цветок мечты возвышенной взлелеяв,
Опять твой образ предо мной горит
За отдаленной гранью Пиренеев!
Увы, замолк истерзанный Мадрид,
Весь в отголосках пролетевшей бруи,
И нету с ним Долорес Ибаррури!
Но жив народ, и песнь его жива.
Танцуй, Равель, свой исполинский танец,
Танцуй, Равель! Не унывай, испанец!
Вращай, История, литые жернова,
Будь мельничихой в грозный час прибоя!
О, болеро, священный танец боя!
   Н. Заболоцкий. "Болеро".
О нашей столь омерзительной современности когда-то будут говорить «Эти добрые старые времена».
     — Алоизий Качановский

Оффлайн Корица

  • Как жить, дядь Мить?
  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 48644



В. Дмитриев

* * *

Вот так в метро, глаза полуприкрыв,
чтоб стали неразборчивыми лица,
выискиваешь простенько мотив
в колесном перестуке. Но случится -
уничтожая хаос и разлад
сквозь лязганье безумного железа,
застав врасплох, нагрянет Пергoлези,
и ты, чужим страданием объят,
подхваченный неведомым теченьем,
чему-то улыбнешься с облегченьем.



Оффлайн ProstoTak

  • Адмирал Флота
  • *****
  • Сообщений: 22015
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #79 : 01 Июнь 2017, 18:07:02 »
Стала последнее время поклонницей стихов Виктора Ширали, многие нравятся.
Это стихотворение, наверное, в Музыкальную Тему. Хотела подобрать к нему джазовую композицию и поняла, что подходящей не знаю (просто в джазовой музыке не очень копенгаген) - буду надеяться, что кто-нибудь захочет дополнить.




Виктор Ширали

Джазовая композиция


Саксофон, похожий на безгрудую сирену.
Какая же сирена без грудей?
Но голоса его мы знаем цену.
Но мало голоса,
Чтобы прельщать людей.
В том и беда высокого искусства.

Начнем мелодию
В зевотной тишине,
Где зевы
Сквозь ладонь просвечивают ало.
Итак, начнем.
Закружит в вышине
Мелодия,
Как птичий крик, корява,
Черна, словно воронее крыло,
Когда они сбиваются над полем
И жрут
Колосьев срезанных зерно.
Глаза свои мы в этих зернах помним.

У саксофониста застыли пальцы.
Он греет их, под мышки заложив.
Они белы как мел.
Пиджак ему испачкали.

Греть руки над костром,
Прижав к огню ладони.
Глядеть в него.
Взгляд медленно утонет
В огне задумчивом.
И вкруг слепая ночь,
Как крышка запыленного рояля,
Куда мы отраженья не роняем.

Дай, Господи, и мне такие руки,
Чтоб высекать осколочные звуки.
Как жеребец, на клавиши рояля
Копыта легкие и быстрые роняю.

Дай, Господи, и мне такую волю,
Чтобы предаться радостному полю,
Бежать, и всё,
И лишь искусство бега
Оставить за собой
Подобьем следа.

Глядеть в костер.
Затем, когда погаснет,
Из тлеющих углей выкатывать свой взгляд.
Забыть стихи
Забыть о контрабасе
И то что он похож на лошадиный зад
Который высвечен огнем нетвердым
И знать
Что не один
Что дале
В тьме ночной
Есть круп
Хребет
Кобылья морда
Стекающая травяной слюной
И поутру
На берегу пруда
Сойти в него
Тепло из ног засасывает глина
Руками развести пух тополиный
В воде ночной
Отобразится солнце
Стократ размножено
В глазах рябя
И прозвучит
Пронзительно и чисто
И радостно
Как светлая труба
В губах
Губастого
Как ржанье лошади
Джазиста!

Оффлайн Корица

  • Как жить, дядь Мить?
  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 48644
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #80 : 01 Июнь 2017, 22:37:26 »
* * *

Вы знаете - что такое флейта? Что такое серебро на губах?
Это когда сколько звуков не лей ты - мелодию вздохом перебивает Бах.
И рвется музыка, симфонией, недожестом, горячим призвуком, пеною на волне,
И веки дрожат в необъяснимом блаженстве, и каждый звук вздохом живет во мне.
Это страшнее любви, объяснения на свету, это больнее, чем удар любимой руки.
Это, если ты птица, понимать на лету, что не долетишь до середины реки.
Вы знаете, что такое флейта? Это когда проза становится песней,
Это когда грудная твоя клетка становится для тебя тесной,
Ты грызешь фальшивое серебро, выдувая нежность стиха.
А что-то давит тебе в ребро, вынуждая не выдыхать.
Что такое флейта? Клапанная дорога, каждым шагом - на лезвие, каждым шагом на звездный шов.
А мальчик Сережа вышел искать Бога, и до сих пор ищет, и главное, чтоб не нашел.
И здесь не будет мажора, три бемоля в ключе, ищи меня, ищи, я не приду, не откликнусь на нежный зов,
И ты не спросишь меня, не будешь спать на моем плече, сложно постигнуть высшее, не понявши азов,
Ты погибнешь на входе, ты вскинешь брови, застыв в безрадостном понимании,
А в мире давно уже нет любови, есть только ветер, и трава, и есть: "Спасибо, пожалуйста, за внимание",
Ты знаешь, мы точно встретимся летом, так что волнуйся, зови, дрожи,
Смотри, как ели трясут лапами.
Ты знаешь, что назвается флейтой - флейтой зовется моя жизнь.
Переставай нажимать клапаны.

Аля Кудряшева

Оффлайн Helga

  • Капитан 3-го ранга
  • ***
  • Сообщений: 564
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #81 : 08 Август 2017, 13:29:50 »
Рояль, Шопен, Любовь
Людмила Свирская
       
       В роскошном холле пражского отеля "Амбассадор" я ждала своих туристов.
       Вдруг...зазвучал Шопен. Трепетный и нежный вальс номер два си-минор:

Глоток волшебного напитка,
Стоящий в горле, словно ком...
Одна счастливая попытка
Мир переделать целиком...

Я озиралась по сторонам: откуда музыка? И поняла. Шопен игрался на рояле, за которым...никто не сидел! Белые и черные клавиши, виртуозно чередуясь, перебирались сами собой:

Невидимые руки
По клавишам летают.
Невидимые муки
В душе моей не тают.
Невидимые тучи
Божественного танца -
На палубе скрипучей
"Летучего голландца"...

Тут появились мои туристы, и я, навесив на лицо лучезарную улыбку, повела их к выходу. Бросила взгляд на звучащий рояль...

Вот Шопен. Или, хочешь, Лист!
За тебя, для тебя, о тебе...
Как невидимый пианист,
Я скольжу по твоей судьбе.

В связке тонко звенят ключи,
Все скрипичные - на, лови!..
Пусть подольше душа звучит
В си-миноре моей любви.
Давайте жить, во всем друг другу потакая, — тем более что жизнь короткая такая.
Булат Окуджава

Оффлайн Корица

  • Как жить, дядь Мить?
  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 48644
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #82 : 08 Август 2017, 16:28:48 »
а вот и сам вальс.


Оффлайн Tankay

  • Адмирал Флота
  • *****
  • Сообщений: 17066
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #83 : 30 Август 2017, 23:53:40 »
Музыкальная репетиция перед праздником Камо — большое наслаждение. Слуги ведомства двора высоко поднимают длинные сосновые факелы. Втянув голову в плечи от холода, они тычут концы горящих факелов во что попало.

Но вот начинается концерт. Звуки флейт особенно волнуют сердце. Появляются юные сыновья знатнейших вельмож в церемониальной одежде, останавливаются возле наших покоев и заводят с нами разговор.

Телохранители потихоньку велят толпе посторониться, расчищая дорогу своему господину. Голоса их, сливаясь с музыкой, звучат непривычно красиво.


Во времена Сей-Сёнагон, которой принадлежит это описание, был популярен  музыкальный стиль гагаку.



Гагаку (яп. 雅楽, букв. «изысканная музыка») — жанр японской классической музыки. Гагаку зародилось около 1300 лет тому назад как вид исполнительского искусства для императорского двора и сочетает в себе различные музыкальные и танцевальные стили — некоторые из них пришли из континентальной Азии через Китай и Корейский полуостров, другие из Японии. За прошедшие века гагаку очень мало изменилось, это одно из уникальнейших традиционных исполнительских искусств мира.
С проникновением в период Нара (710—794) в Японию из Китая китайского кото (кото-со, цитры) и пипа (бива, лютни) принято связывать зарождение жанра гагаку. Становление жанра происходило в период Хэйан (795—1185), когда представления гагаку давались потомственными музыкантами при императорских дворах. В период Камакура (1185—1333), с приходом к власти военных, основная сцена гагаку переместилась из императорского дворца в дома высшей аристократии.

Лил дождь, во дворце воцарилась скука.

Придворные были приглашены в покои государыни, и там начался концерт. Сёнагон Митиката превосходно играл на лютне-бива. Ему вторил Наримаса на цитре-со, Юкиёси — на флейте и господин Цунэфуса — на многоствольной флейте. Это было чудесно!




Итак лютня-бива.

https://file-up.net/big_a7e92f4e517291b0a020170830214839.jpg
Музыкальная тема в литературе и поэзии.


На лютне играет женщина, сидящая лицом к зрителю. А рядом - цитра-со.

Зачастую представления гагаку сопровождались классическим танцем бугаку.

Со стороны дворца Дзёкёдэн донеслись напевы флейты и стук барабана. Я не могла дождаться, когда же появятся танцоры. Наконец они показались возле бамбуковой ограды. Шествуя вереницей, танцоры пели старую песню страны Адзума «На берегу Удо» . Когда же заиграли цитры, я от восторга забыла все на свете.

И вот тогда выступили вперед двое танцоров для первой пляски. Соединив свои рукава, в точности как надлежит, они стали на западной стороне деревянного помоста, лицом к государю. Вслед за ними на помост взошли другие танцоры. Торжественно топнув ногой в такт ударам барабана, главный танцор плавным движением рук справил шнуры своей короткой безрукавки-хампи, воротник верхней одежды и шапочку… А потом началась первая пляска под звуки песни «Маленькие сосны». Это было волнующе прекрасно!

Я была бы готова целый день без устали смотреть, как широкие рукава кружатся, словно колеса, но, к моему горю, пляска слишком скоро кончилась. Я утешала себя мыслью, что сейчас начнется другая.

Музыканты унесли цитры, и из-за бамбуковой ограды снова появились танцоры. Великолепная картина! Их одежды из блестящего алого шелка в вихре пляски стлались за ними, змеились и перевивались… Но когда я пытаюсь рассказать об этом словами, все — увы! — становится таким бледным и обыкновенным!





Иритэ - короткая прелюдия к бугаку. Удары барабанов отмечают шаги танцоров. Этой же музыкой сопровождается уход танцоров в конце представления.



Помню, в день празднества Камо, еще до того, как танцоры появились пред лицом императора, флейты начали играть где-то позади помоста для танцоров… Ах, с каким восторгом я слушала!

Вдруг в самой середине напева вступили бамбуковые свирели и стали играть все громче и громче.

Тут уж даже дамы, у которых были самые красивые прически, почувствовали, что волосы у них встают дыбом!

Но наконец постепенно все струнные и духовые инструменты соединились вместе в полном согласии — и музыканты вышли на помост. До чего же это было хорошо!
О нашей столь омерзительной современности когда-то будут говорить «Эти добрые старые времена».
     — Алоизий Качановский

Оффлайн Chukcha2005

  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 90641
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #84 : 31 Август 2017, 00:03:50 »
Таня, спасибо большое! Очень интересно!  :isumitelno:  :good:
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный (И.Бродский)

Оффлайн Tankay

  • Адмирал Флота
  • *****
  • Сообщений: 17066
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #85 : 31 Август 2017, 00:07:32 »
А я ещё раз посожалею, что нет у нас возможности размещать аудиа. Потому что есть очень интересные композиции, которые я на видео не встретила пока.
О нашей столь омерзительной современности когда-то будут говорить «Эти добрые старые времена».
     — Алоизий Качановский

Оффлайн Chukcha2005

  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 90641
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #86 : 31 Август 2017, 00:14:25 »
Я думаю, со временем решим и этот вопрос.
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный (И.Бродский)

Оффлайн Корица

  • Как жить, дядь Мить?
  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 48644
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #87 : 30 Ноябрь 2017, 22:58:25 »


Скрипач

Четвёртый день хлестали ливни с гор...
В таверне ни души. Дымит камин.
Напрасно дверь хозяин отворяет
И, ёжась от пронизывающего ветра,
Взирает на размытую дорогу
В надежде на богатую карету.
Но даже нищих в этот день не видно...
И он печально затворяет двери,
Ногой пихает жирного щенка,
И, тяжело вздохнув, идёт к камину,
И руки потирает над огнём...

Потом стемнело.
                           Свеч не зажигали,
Камин почти погас уж, а по стёклам
Всё тот же серый ливень молотил,
Порою перемешиваясь с градом,
Когда внезапно постучали в дверь.
На властный стук хозяин побежал,
И дверь открыл, и отступил на шаг,
Испуганно пришельца пропуская.
Тот тёмен был. С него вода стекала,
Он весь насквозь промок, из-за того что
Широкий плащ его был снят — он что-то
Плотнее завернул в него и свёрток
Прижал к груди, как сына. И сказал
Пришелец:
                  — Дай мне место у огня,
Чтоб высохнуть. Немного хлеба с сыром,
Глоток вина, ночлег на сеновале —
Вот всё, что нужно мне на этот раз. —
И, подбоченясь, отвечал хозяин:
— Немного хочешь ты, как я гляжу.
Ну что ж, дружок, выкладывай монету —
И мигом будет всё перед тобой.
— Уж третий день, как я последний грош
Отдал за два кусочка канифоли...
Я музыкой плачу тебе. —
                                        И он
Стал у окна развёртывать свой плащ,
И из плаща достал футляр скрипичный,
А из футляра — скрипку,
                                        и огонь
Сверкнул и ожил в потемневшем лаке.
— Что музыка твоя, скажи на милость?
Тут это не ходячая монета.
За музыку твою я дать могу
Лишь запах блюд, дымящихся из кухни.

— Ты музыки хотел?
                                Ну что ж, держи! —
И что-то в темноте швырнул.
                                              И вот
Хозяин ясно-ясно услыхал,
Как полновесный золотой дублон
Упал на пол и покатился в угол.
За ним — другой.
                            Ей-богу, отродясь
Я не слыхал монеты полновесней!
И наклонился жадно,
                                  но едва
Он золото хотел рукой нащупать —
Ещё дублон! Совсем в другом углу
Упал дублон. Он услыхал по звону
Чистейший, полновеснейший дублон!
И сразу три! Боясь со счёта сбиться,
Он слушает, но тут теряет счёт
И, тяжело упав на четвереньки,
Ползёт и шарит золото.
                                     Вот рядом
Упал дублон...
                         Ещё...
                                    О, сколько ж их!

Дублон! И сразу три!
                                  И вновь дублон...
Он шарит, задыхается и шарит,
А под руками — только комья грязи,
Слетевшие с усталых сапогов.
А тот швыряет золото горстями:
Дублон! Ещё дублон! Одни дублоны.
И в мире не осталось больше звуков,
Как этот золотой, тяжёлый дождь.
Звон капель полновесных золотых,
Они летят, срываются, звенят,
И катятся, и катятся дублоны,
Большие полновесные дублоны!
O, хоть один нащупать бы рукой...
Но ничего! О, где же, где они?
Тогда он на пол сел в изнеможенье
И закричал:
                    — Огня! Скорей огня! —
Но только крик его метнулся в стены —
Всё смолкло...

И скрипач смычок отвёл
Широким жестом. Как свою рапиру
Отводит победивший шевалье.

1940

Борис Смоленский (1921—1941)

Оффлайн Корица

  • Как жить, дядь Мить?
  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 48644
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #88 : 30 Ноябрь 2017, 23:02:41 »
Мандола

Лакированный, пузатый,
Друг мой, нежный и певучий,
Итальянская мандола —
Восемь низких гулких струн...
В час вечерний и крылатый
Ропот русских перезвучий —
Слободская баркарола —
Налетает, как бурун...

Песня бабочкой гигантской
Под карнизами трепещет,
Под ладонью сердце дышит
В раскачавшейся руке...
В этой жизни эмигрантской
Даже дождь угрюмей хлещет...
Но удар струну колышет —
Песня взмыла налегке.

В старой лампе шепот газа.
Тих напев гудящих звеньев:
Роща, пруд, крутые срубы,
Приозерная трава...
"Из-под дуба, из-под вяза,
Из-под липовых кореньев", —
Вторя песне, шепчут губы
Изумрудные слова.

<1923>
Саша Черный

Из "Первого знакомства":
В школьной зале глухой стук, жужжание и кто-то поет тоненьким голоском.
— Что там, Игнат?
— А ткачихи — толкачевская Дуня да Саша Плотникова, — пренебрежительно отвечает сторож, — акушерке полотенца ткут.
Вхожу и здороваюсь. Дуня похитрее: лисье личико, быстрые глаза, худенькая. Одной рукой колесо вертит, другой катушку придерживает, нитки мотает. Остановилась и петь перестала. Саша посолиднее: опустила глаза на холст, стучит станком и головы не подымает. На обеих платки до глаз.
— Что ж вы, Дуня, не поете?
— Уйдете, запою.
— Разве я вам мешаю?
Переглядывается с Сашей и прыскает.
— Ну, что ж. Мешаю, так уйду!
...
— Вы не уходите, я так… — дружелюбно обращается ко мне Дуня.
Я сажусь на скамью.
— Что это вы пели?
— Песню.
— Какую?
— Да так, песня. Деревенская.
— А вы расскажите мне ее.
— Зачем вам?
— Интересно. Городские знаю, а ваших нет. Расскажите, а я запишу.
«Запишу» озадачило ее.
— Зачем писать, я так скажу.
— Лучше уж я запишу, а то все забуду. С собой в город повезу, память будет.
Пошепталась с Сашей, подумала и решительно тряхнула головой.
— Пишите. Какую, Саша, сказывать?
— «Приехал гусарик», — тихо отвечает Саша, не отрываясь от работы.
— Только речами трудно сказывать…
— Так вы пойте. Вот как до меня, и нитки свои мотайте. Я не хочу вам мешать.
Дуня смутилась и петь отказалась.
— Пишите:
Приехал гусарик
Из нового полку.
Недавно приехал,
Опять уезжает.
Его расхорошая
Плачет и рыдает,
Плачет и рыдает,
На ночь оставляет.
Песня была длинная, глупая, отзывалась каким-то особым, лакейски-писарским романтизмом. Диктовала Дуня превосходно. Кружила колесо и косилась глазом на мой карандаш, чтоб не поспешить и не отстать. Записал.
— Хороша?
— Нет, не хороша.
— Вот видите, а сами просите…
— Вы не сердитесь, Дуня. Ведь песня-то не ваша?
— Шахтерская.
— Вот видите! А вы скажите вашу, деревенскую.
Опять пошептались.
— Пишите:
Горько мне, горько калинушку кушать,
Горчей того нету за старым за мужем.
За старым за мужем ни игры, ни потехи,
Ни тихоговорья, ни ласкового слова.
Он спать ложится, как дуб валится,
Распустил свои сопли по моим по подушкам…
Сладко мне, сладко малинушку кушать,
Лучше того нету за младым за мужем.
За младым за мужем игра и потеха,
И тихоговорье, и ласковое слово.
Он спать ложится, как голубь гуркует,
Распустил свои кудри по моим по подушкам.
Я, затаив дыхание, записывал эту удивительную песню. Даже ужасные «сопли» не оскорбили уха.
— И эта скажете нехороша?
— Так хороша, что лучше и не надо!
— Правда? — недоверчиво спросила Дуня. — Так вам нравится?
— А вам?
— Песня ничего. Ваши все лучше.
— Какие наши?
— Городские. «Чуден месяц»…
— «Ах зачем эта ночь»… — робко подсказала Саша.
— Гм… Нет, вы лучше свои рассказывайте!
— Еще есть одна «Трансваль», знаете?
— Нет.
Трансваль, Трансваль — страна моя,
Горишь ты вся. в огне.
Под деревом развесистым
Задумчив бур сидит…
— Подождите, Дуня! Что такое «Трансваль»?
— Это так, зря, без внимания.
— Как без внимания?
— Почем я знаю! — Дуня переглядывается с подругой и обе фыркают.
— А бур, кто же это такой?
— Насмехаетесь вы, я сказывать не стану…
— Совсем не насмехаюсь. Интересно только, как же вы это поете и не знаете что.
Надулась. С трудом успокоил ее и кое-как объяснил, что такое Трансвааль и бур, но на девушек это произвело так же мало впечатления, как авиация на Коровина. Я стал осторожнее и критических замечаний больше не высказывал.
...
— Ну, что же, продиктуйте еще что-нибудь, — робко прошу я.
— Пишите:
Из-под дуба, из-под вяза,
Из-под липовых кореньев…
Из-под липовых кореньев
На мое ли разоренье…
Ах, какая песня! Но следующая была, как удар по уху, — шедевр армейско-базарной сентиментальности: об «ахвицерике молодом», который «ножкой топнул, ручкой хлопнул по белу Машу лицу». «Очень, стало быть, лихо хлопнул!» — восторженно объяснила Дуня. Записал еще и еще, и все прекрасные песни были деревенские, а все бессмысленные или хамские были городские, разве кроме «Коробушки» и еще одной, двух.
Так вот что поют они по вечерам, раскачивая нехитрые, но неуловимые мелодии с необыкновенной быстротой, или тягуче и хрипло повышая их до пьяного крика… Я бы записал еще, но Игнат стал в дверях, расставив свои кривые ноги, потом пришел маляр, который красил в школе крышу, и тоже застрял в дверях, заглянула в окно мимоидущая баба и завязла в нем с раскрытым ртом. Пришлось уйти, да и Дуня застыдилась и замолчала.
Я долго сидел на скамье у школы и перечитывал свои песни, скажу правду, не менее горячо, чем Верлена. Так вот как «они» чувствуют природу...
Ветер-ветерочек, ветер тоненький голосочек…


Из ЖЗЛ (авт. В. Миленко):
По фотографиям поэта и стихам известно, что его мандолина пережила все лихолетья и воцарилась на новом месте. Вместе с квартиркой ему в наследство досталась клетка с белкой, крутившейся там в колесе. Поэт ее освободил и поселил в чулане, а клетку забросил на антресоли. Белочка отзывалась на свист, дружила с новым хозяином и никогда его не кусала. Саша играл для нее на мандолине, напевая колыбельную: "Ходыть сон по улонци / В билесенькой кашулонци" ("Берлинское Рождество"). А мог грянуть и плясовую: "Из-под дуба, из-под вяза, / Из-под липовых кореньев…", и старый друг-мандола, "нежный и певучий", разгонял сплин ("Мандола", 1923).

Оффлайн Корица

  • Как жить, дядь Мить?
  • Администратор
  • *****
  • Сообщений: 48644
Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
« Ответ #89 : 30 Ноябрь 2017, 23:05:31 »
Помните, эту мандолину Саша снимает со стенки, когда обольщает консьержкину Лизу? :D


Мой роман
 
Кто любит прачку, кто любит маркизу,
   У каждого свой дурман,-
А я люблю консьержкину Лизу,
   У нас - осенний роман.

Пусть Лиза в квартале слывет недотрогой,-
   Смешна любовь напоказ!
Но все ж тайком от матери строгой
   Она прибегает не раз.

Свою мандолину снимаю со стенки,
   Кручу залихватски ус...
Я отдал ей все: портрет Короленки
   И нитку зеленых бус.

Тихонько-тихонько, прижавшись друг к другу,
   Грызем соленый миндаль.
Нам ветер играет ноябрьскую фугу,
   Нас греет русская шаль.

А Лизин кот, прокравшись за нею,
   Обходит и нюхает пол.
И вдруг, насмешливо выгнувши шею,
   Садится пред нами на стол.

Каминный кактус к нам тянет колючки,
   И чайник ворчит, как шмель...
У Лизы чудесные теплые ручки
   И в каждом глазу - газель.

Для нас уже нет двадцатого века,
   И прошлого нам не жаль:
Мы два Робинзона, мы два человека,
   Грызущие тихо миндаль.

Но вот в передней скрипят половицы,
   Раскрылась створка дверей...
И Лиза уходит, потупив ресницы,
   За матерью строгой своей.

На старом столе перевернуты книги,
   Платочек лежит на полу.
На шляпе валяются липкие фиги,
   И стул опрокинут в углу.
   
Для ясности, после ее ухода,
   Я все-таки должен сказать,
Что Лизе - три с половиною года...
   Зачем нам правду скрывать?