Форум общения Альциона

Общение => Личная территория => Tankay => Тема начата: Tankay от 10 Июнь 2014, 09:10:03

Название: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Tankay от 10 Июнь 2014, 09:10:03
Музыкальная тема в литературе очень обширна. Многие авторы приводили своих героев на музыкальные вечера, концерты, балы. Книжные герои дают музыкальные вечеринки и домашние концерты. Там завязываются целые романы. Герои встречаются на балах, чтобы потом пройти вместе всю жизнь. Или терпят крушение всех своих надежд.
Вот об этом хотелось бы мне поговорить в этой теме  :)

Вот на этом домашнем концерте настойчивой маменьке таки удалось заполучить мужа для своей дочери.

"Когда они вошли к Дюверье, там уже было полно народу. Вокруг концертного фортепьяно, занимавшего целый угол гостиной, на стульях, расставленных рядами, как в театре, сидели дамы, а из настежь распахнутых дверей столовой и маленькой комнаты двумя широкими потоками вливались фраки. Люстры и шесть ламп на консолях распространяли ослепительный, не уступавший дневному свет в этой отделанной позолотой гостиной, где на фоне белых стен резкими пятнами выделялся красный шелк мебели и портьер. Было жарко. Равномерные взмахи вееров разносили по гостиной возбуждающий запах, исходивший от низко вырезанных лифов и обнаженных плеч.
Как раз в этот момент г жа Дюверье садилась за фортепьяно.
Дюверье, вперив глаза в свою жену, которая сидела за фортепьяно в ожидании, пока водворится тишина.
Тс!.. Тс!.. Замолчите! – предупредительно зашикали кругом.
Клотильда Дюверье взяла первые ноты очень трудного для исполнения ноктюрна Шопена. Это была красивая, статная женщина с пышной конной рыжих волос, с белоснежным, продолговатой формы лицом, постоянно сохранявшим холодное выражение. Зажечь огонь в ее серых глазах могла лишь музыка, которую она любила с болезненной страстностью, живя только ею и не ведая иных желаний, ни духовных, ни плотских. Дюверье по прежнему не спускал с нее глаз, но как только она начала играть, какая то нервная судорога исказила его лицо, губы сжались, и он скрылся в глубине столовой.
– Он не выносит музыки, – флегматично сказал Трюбло, который с любопытством наблюдал за ним.
– Я тоже! – подхватил Октав.
– Да, но вам она так не досаждает, как ему. <...> музыки он не выносит. Фортепьяно отравило ему жизнь.
Клотильда тем временем с чрезвычайным хладнокровием преодолевала самые трудные для исполнения места. Она чувствовала себя за инструментом, как искусная наездница на лошади. Октава, однако, занимала во всем этом только бешеная работа ее пальцев.
– Посмотрите ка на ее руки! – заметил он. – Это просто поразительно. Я уверен, что больше четверти часа ей не выдержать!..
......................
– Уф! Наконец то! – вырвалось у Трюбло.
Клотильду осыпали похвалами. Г жа Жоссеран, подбежав к ней, пожимала ей обе руки.
Мужчины, облегченно вздохнув, снова заговорили о своем. Дамы стали энергично обмахиваться веерами.
Трюбло шепнул Октаву на ухо:
– Взгляните направо! Начинается ловля!
И он указал на г жу Жоссеран, напустившую свою Берту на Огюста, который имел неосторожность подойти к этим дамам и раскланяться с ними.
Трюбло вынужден был оставить Октава – его как раз подозвала г жа Дюверье: предстояло выступление хора. Это был гвоздь вечера. Началась суматоха. Человек пятнадцать мужчин, все любители, набранные из числа знакомых, бывавших в доме, с трудом пробивали себе дорогу среди дам, чтобы приблизиться к роялю.
Кампардон пел партию Сен Бри; молодому аудитору государственного совета было поручено несколько тактов роли Невера. Кроме того, в состав хора входило восемь сеньоров, четыре эшевена , три монаха, которых представляли адвокаты, чиновники и несколько рантье. Клотильда аккомпанировала и одновременно исполняла партию Валентины, сплошь состоящую из страстных возгласов, сопровождавшихся оглушительными аккордами. Дело в том, что она ни под каким видом не хотела допускать женщин в свой хор, в эту покорную ей толпу мужчин, которой управляла с апломбом и требовательностью заправского дирижера.
Клотильда, вынув из кармана ключ, несколько раз легонько постучала им по крышке фортепьяно. Пронесся шепот, голоса смолкли, и черные фраки двумя потоками устремились к дверям большой гостиной. Едва только наступила тишина, как раздался чей то смех. Октав поднял голову. Это смеялась Берта какой то шутке Огюста.
Но внезапно зазвучал чей то замогильный голос, и все головы повернулись к роялю. Кампардон, с разметавшейся в лирическом экстазе бородой, округлив губы, пропел первую строку:

Нас всех собрало здесь веленье королевы!

Клотильда, пробежав пальцами вверх и вниз по клавиатуре и устремив глаза к потолку, с выражением ужаса на лице пропела:

Я вся дрожу!..

Так начался концерт; все восемь адвокатов, чиновники и рантье уткнулись носом в нотные тетрадки и, подобно ученикам, которые запинаясь читают страничку греческого текста, клялись, что готовы постоять за Франции.
Вступление это озадачило гостей, потому что низкий потолок заглушал голоса, и до слуха доходил только неясный шум, словно по улице, заставив дребезжать оконные стекла, прогромыхала телега, груженная булыжником.
Однако, когда в мелодической фразе Сен Бри «За святое дело!» прозвучал знакомый мотив, дамы пришли в себя и с понимающим видом одобрительно закивали головами.
В зале становилось все душнее, сеньоры во всю глотку выкрикивали «Мы клятву все даем! За вами мы идем!», и каждый раз этот возглас гремел так, что, казалось, он вот вот сразит всех собравшихся наповал. Октав, которому наскучило слушать объяснение в любви Невера и Валентины, тем более что аудитор государственного совета пел фальшивым баритоном, стал обмениваться знаками с Трюбло. Но тот, в ожидании, когда в хор вступят монахи, движением бровей указал ему на оконную нишу, куда Берта окончательно загнала Огюста. Они там были одни, овеваемые проникавшим с улицы свежим ветерком...
Тем временем Клотильда, увлеченная своей ролью, продолжала играть, отдавшись вдохновению; словно боясь пошевелиться, она вытягивала шею и обращалась к пюпитру с клятвой, предназначенной Неверу:

Отныне кровь моя принадлежит тебе!

Наконец вступил хор эшевенов в составе одного помощника прокурора, двух стряпчих и одного нотариуса.
Квартет неистовствовал, фраза «За святое дело!» все время повторялась и, подхваченная половиной хора, звучала громче и громче. Кампардон все больше раскрывал и округлял рот и, грозно скандируя слоги, отдавал боевые приказы. Вдруг раздалось пение монахов. Трюбло гнусавил, извлекая из живота низкие басовые ноты.
«Благословляю вас, священные кинжалы!» Что они такое делают за портьерой? Темп музыки убыстрялся, гудению монашеских голосов хор отвечал: «На смертный бой! На смертный бой!» Между тем парочка, не шевелясь, по прежнему стояла за портьерой. Может быть, разморенные духотой, они просто смотрят на проезжающие фиакры? Но тут снова зазвучала музыкальная фраза Сен Бри. Постепенно все участники хора подхватили ее. Выкрикиваемая ими во всю глотку с нарастающей силой, она закончилась грандиозным финальным взрывом. Всем, кто находился в этом чересчур тесном помещении, показалось, что пронесся ураган – пламя свечей заметалось, приглашенные побледнели, у них чуть не лопнули барабанные перепонки. Клотильда неистово колотила по клавишам рояля, взглядом увлекая за собой всех певцов. Пение стало звучать тише, перешло в шепот. «В полночный час! Не слышно нас!» Клотильда, несколько приглушив звук, воспроизвела мерный шаг удалявшегося патруля. И под эти замирающие звуки, когда гости после столь оглушительной трескотни уже почувствовали некоторое облегчение, вдруг раздался чей то голос:
– Вы мне делаете больно!
Мгновенно все головы повернулись к окну. Г жа Дамбревиль, желая быть полезной, поспешила раздвинуть портьеру, и перед глазами гостей предстали сконфуженный Огюст и покрасневшая до корней волос Берта, которые, по прежнему прислонившись к подоконнику, продолжали стоять в оконной нише.
– Что с тобой, моя радость?.. – встревоженно спросила г жа Жоссеран.
– Да ничего, мама. Господин Огюст задел мне руку, когда открывал окно. Я задыхалась от жары.
И она еще больше покраснела. На лицах гостей появились ехидные улыбки, язвительные гримасы. Г жа Дюверье, которая уже целый месяц всячески старалась отвлечь своего брата Огюста от Берты, сильно побледнела еще и потому, что это неприятное происшествие испортило все впечатление от ее хора. Однако после первого замешательства раздались аплодисменты; ее стали поздравлять с успехом, было отпущено несколько любезных комплиментов и по адресу мужчин. Как они пели! Можно себе представить, сколько она положила труда, чтобы добиться такой слаженности хора! Право, в театре и то не услышишь лучшего исполнения! Но все эти лестные замечания не в состоянии были заглушить пробегавший по залу шепот: молодая девушка слишком скомпрометирована, свадьба – теперь дело решенное.
– Ну и влип! – сказал Трюбло Октаву. – Вот так болван! Как будто не мог просто ущипнуть ее, пока мы тут орали, как оглашенные! А я то, грешным делом, думал, что он не упустит такого случая. Ведь в салонах, где поют, ничего не стоит ущипнуть даму. Если она и вскрикнет, наплевать, все равно никто не услышит".
   Эмиль Золя. "Накипь".

Вот такая обширная цитата получилась. Но уж очень интересный был концерт.  :D
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 10 Июнь 2014, 09:20:38
Ой, какая тема хорошая!
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 10 Июнь 2014, 09:26:18
 ...Она серьезно занята была в семейном бизнесе, но кроме того, мастерила замысловатые украшения из бусин старого тусклого коралла, меди и серебра, лепила из глины и обжигала потешные фигурки танцующих евреев, которые быстро распродавались в дорогих туристических галереях в Яффо, писала стихи и — потрясающе играла на тамбурине.
        Это выяснилось в первый же день, когда, поблескивая в полутьме то влажной от пота спиной, то узким плечом, вдруг открывающим белое полукружье груди, она прохаживалась, осваиваясь в его мастерской. И увидела на полке, среди стеклянных банок, кистей, бутылочек с лаком, — тамбурин, купленный Митей по случаю здесь же, на блошинном рынке.
        — О, тарабука!
        Немедля уселась на стул в той позе, в какой садилась на мотоцикл, тонкими коленями обхватила бочонок с натянутой на него пергаментно сухой кожей, и легким хлопком сложенных пальцев извлекла одинокий звук, — пустынный и глухой. Этот, тянущий душу, оклик древнего пастуха несколько мгновений таял между ними...Вдруг дробь переката — с запястья на ладонь — рассыпалась по мастерской, как рассыпается по склону горы стадо овец; монотонно и упруго бормотали обе руки на натянутой коже, вперебивку, легкими звонкими шлепками ладоней одна за другой; затем, на подкладке нежного гула, который она создавала трепетанием пальцев левой руки, правая стала плести сложнейшие рванные ритмы, рука металась, билась, как бабочка в сачке, сновала рыбкой, зависала, вытягивая из шкуры невидимые нити замирающего звука, и в тот самый миг, когда он угасал, гулкий и ровный набат колокола вновь распахивал кулису пустыни, за которой обрушивался грохот волн о дамбу, а следом пробегало стадо степных скакунов, и запоздало, робко — скакали копытца заблудившегося жеребенка....

        Приподнявшись на локте, он зачарованно смотрел на голого божка с тамбурином в коленях.
        В полутьме она была похожа на мальчика-подростка. Несколько тонких солнечных лезвий от ставен пересекали ее плечи и грудь.
        Выпуклые серо-золотые глаза стрекозы смотрели сквозь него, руки продолжали изнурительную пляску.
        Нежный рокот, любовный морок-бормот плыл по сумеречной прохладе мастерской...

Мастер-тарабука
Дина Рубина
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 10 Июнь 2014, 10:26:13
Неизвестная. Я не хочу спать. Господин Удря, расскажите мне о вашей симфонии. Она красивая?
Удря. Пусть он скажет. (Показывает на учителя.)
Неизвестная. Разве он ее знает?
Удря. Я ему исполнял.
Неизвестная. Как?
Удря. Голосом.
Учитель. Если он начнет ее исполнять сейчас, нам уже не при¬дется спать: она длинная.
Удря. Я вам уже говорил. В ней четыре части: Аллегро. Анданте. Скерцо...
Учитель. ...И снова Аллегро. Пошли.
Удря. Погоди, дружище. Ты не видишь, что мадам интересуется музыкой?
Неизвестная. Она никогда не исполнялась?
Удря. Пока нет.
Неизвестная. Почему?
Удря. Потому что мне мешают.
Неизвестная. Кто?
Удря. Все. Местные власти, гимназия... и мадемуазель Куку.
Учитель. Удря! Уже поздно.
Удря. Погоди, дружище. (Неизвестной.) Поймите, госпожа, я хо¬тел, чтобы симфонию исполнил гимназический оркестр.
Неизвестная. В гимназии есть оркестр?
Удря. Нет, пока нет. Но мы могли бы его создать. В конце кон¬цов, что нам нужно? Восемь скрипок, две виолончели, виолу и контрабас. Все это найдется. Барабанщика и духовые инстру¬менты можно взять из полкового оркестра.
Учитель. Но они не дают.
Удря. Вот именно. Они не хотят. Но, если бы они даже согласи¬лись, все равно этого недостаточно.
Неизвестная. Почему?
Удря. Потому что у меня нет английского рожка.
Неизвестная. А нельзя без... рожка?
Удря. Боже упаси. Это самое главное. Вот я вам сейчас объясню.
Учитель. Удря! Уже поздно.
Удря. Оставь ты меня в покое, дружище! (Неизвестной.) До Скерцо еще куда ни шло, но после — без английского рожка я погиб. Посмотрите. Прежде всего вступают духовые инстру¬менты. (Начинает дирижировать.) Пам-пам-пам-пам-пам... По¬том скрипки. (Дирижирует уже обеими руками, все более убы¬стряя темп.) Ту-ду-ду-дум!.. Ту-ду-ду-дум... А теперь вступает английский рожок. (Как будто дирижирует оркестром.) Ти-ти-ти-ти, ти-ти-ти-ти-ти. (Коротко.) Тим-тим!
Неизвестная. Это очень красиво!
Удря. Вот видите? (Снова начинает дирижировать, теперь уже без объяснений.) Пам-пам-пам-пам-пам-пам! Ту-ду-ду-дум! Ту-ду-ду-дум! Ти-ти-ти-ти-ти-ти-ти? Тим-тим!
Неизвестная (с восхищением). Особенно эта последняя часть!..
Удря. Вот видите?
Учитель (откровенно, с восхищением). Правильно. Это красиво!
Удря. Что толку, если у меня нет английского рожка!
Неизвестная. А разве нельзя его чем-нибудь заменить? Ка¬ким-нибудь другим инструментом?
Удря. Ни в коем случае. Лучше совсем не надо. Я буду ждать сто лет, но без рожка, не стану исполнять.


Себастьян
Безымянная звезда
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Tankay от 10 Июнь 2014, 14:13:06
Чарльз Диккенс в своих книгах постоянно пользуется одним приёмом: какую-то тему, как лейтмотив, он проводит через всю книгу.
В "Домби и сыне" одним таким лейтмотивом становится песенка Флоренс.
Впервые мы о ней узнаём из разговора маленького Поля Домби и его отца. Он рассказал, что когда он устаёт, он кладёт голову на колени своей сестры Флоренс, а она поёт ему песню.

… вошла Флоренс. Ребенок тотчас вскочил
Когда они вместе вышли из комнаты, ему послышалось тихое пение; и, вспомнив, как Поль говорил, что сестра поет ему, он полюбопытствовал открыть дверь, чтобы послушать и посмотреть им вслед. Она медленно поднималась по большой широкой лестнице, держа его на руках; голова его лежала у нее на плече, одна рука небрежно обвилась вокруг ее шеи. Так поднимались они – медленно, медленно; она все время пела, и иногда Поль мурлыкал, тихонько ей подпевая.


Но сердце сурового отца закрыто для Флоренс и для её песни.
А для Поля голос Флоренс и её песенка дороги так же, как дорога ему она сама.
И на весёлом балу в честь окончания учебного года в пансионе Флоренс поёт по его просьбе.

Как-то, во время перерыва в танцах, леди Скетлс сказала Полю, что он, по-видимому, очень любит музыку. Поль ответил, что любит; а если и она ее любит, то следовало бы ей послушать, как поет его сестра Флоренс. Леди Скетлс тотчас поведала, что умирает от желания получить это удовольствие; и хотя Флоренс была сначала очень испугана просьбой петь в таком большом обществе и настойчиво просила освободить ее от этого, однако, когда Поль подозвал ее и сказал: «Спой! Пожалуйста! Для меня, моя дорогая!» – она подошла к фортепьяно и запела. Когда все отступили в сторону, чтобы Поль мог ее видеть, и когда он увидел, как она сидит там одна, такая юная, добрая, прекрасная и любящая его, и услышал, как ее звонкий голос, такой чистый и нежный, золотое звено между ним и всей любовью и счастьем его жизни, зазвучал среди общего молчания, – он отвернулся и постарался скрыть слезы. Дело не в том, как объяснял он, когда с ним заговаривали об этом, дело не в том, что музыка была слишком печальной или заунывной, но она так дорога ему!
 
Бедная Флоренс! К безразличию и суровости отца добавляются горькие утраты. Любимый брат, её радость, её утешение, заболел и умер. И не сразу решается она запеть песню, которую он так любил.

Чистой любви несвойственно гореть так неистово и так немилосердно долго.
Прошло немного времени, и в унылом доме, таком большом и мрачном, ее тихий голос в сумерках, медленно и иногда прерываясь, запел ту старую песенку, которую Поль так часто слушал, прислонив голову к ее плечу. А потом, когда совсем стемнело, чуть слышная музыка зазвучала в комнате; она играла и пела так тихо, что это было похоже скорее на горестное воспоминание о том, как она пела по его просьбе, в тот последний вечер, чем на песню. Но это повторялось часто, очень часто, в сумеречном одиночестве; и прерывистое журчание мелодии еще дрожало на клавишах, когда слезы заглушали нежный голос.


А отец, потерявший сына, собирается вступить в новый брак. Ему нужен сын. Эдит Грейнджер, которую он отличил своим вниманием молода, красива и наделена талантами. У неё прекрасный голос.

И вы играете, как я уже знаю.
— Да.
— И поете?
— Да.
— Надеюсь, мы услышим музыку, мистер Домби? — сказала Клеопатра.
— Миссис Грейнджер любезно обещала, — сказал мистер Домби.
Наконец она вернулась и <…> подошла к роялю.
Эдит Грейнджер, любую песенку, только не эту! Эдит Грейнджер, вы очень красивы, и туше у вас блестящее, и голос глубокий и звучный, но только не эту песенку, которую его покинутая дочь пела его умершему сыну!
Увы! Он ее не узнает; а если бы и узнал, какая песенка могла бы взволновать этого черствого человека? Спи, одинокая Флоренс, спи! Пусть безмятежны будут твои сны, хотя ночь стала темной и тучи надвигаются и грозят разразиться градом!


Вот тоже один из излюбленных приёмов: предостережения, которых герои не слышат, не видят, не понимают. Но вспоминают о них и начинают понимать в несчастье.
Прошло время. И уже для своего малыша поёт Флоренс эту песню. Но теперь мистер Домби по-новому слышит её.

Однажды вечером, перед заходом солнца, когда Флоренс с Уолтером  сидели
у него в комнате - он любил видеть их  вместе.  -  Флоренс,  держа  в  руках
своего малютку, потихоньку начала напевать ему ту  старую  песенку,  которую
так часто певала умершему мальчику. Мистер Домби не мог  этого  вынести.  Он
поднял дрожащую руку, умоляя ее перестать, но на следующий день он  попросил
ее спеть эту песню еще раз. И с тех  пор  но  вечерам  часто  повторял  свою
просьбу, и она пела. Он слушал, отвернувшись к стене.


Вот так тянется эта музыкальная нить из начала романа в его конец, в какой-то мере дополняя картину взаимоотношений между героями.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 10 Июнь 2014, 15:05:55
Вера Николаевна вернулась домой поздно вечером  и  была  рада,  что  не
застала дома ни мужа, ни брата.
   Зато ее дожидалась пианистка Женни Рейтер, и,  взволнованная  тем,  что
она видела и слышала, Вера кинулась к ней и, целуя ее  прекрасные  большие
руки, закричала:
   - Женни, милая, прошу тебя, сыграй для меня что-нибудь, - и  сейчас  же
вышла из комнаты в цветник и села на скамейку.
   Она почти ни одной секунды не сомневалась в том, что Женни  сыграет  то
самое место из Второй сонаты, о котором  просил  этот  мертвец  с  смешной
фамилией Желтков.
   Так оно и было.  Она  узнала  с  первых  аккордов  это  исключительное,
единственное по глубине произведение. И душа ее как будто бы  раздвоилась.
Она единовременно думала о  том,  что  мимо  нее  прошла  большая  любовь,
которая повторяется только один раз в тысячу лет. Вспомнила слова генерала
Аносова и спросила себя: почему этот человек заставил  ее  слушать  именно
это бетховенское произведение, и  еще  против  ее  желания?  И  в  уме  ее
слагались слова. Они так совпадали в ее мысли с музыкой, что это были  как
будто бы куплеты, которые кончались словами: "Да святится имя Твое".
   "Вот сейчас я вам покажу в  нежных  звуках  жизнь,  которая  покорно  и
радостно обрекла себя на  мучения,  страдания  и  смерть.  Ни  жалобы,  ни
упрека, ни боли самолюбия я не знал. Я перед тобою  -  одна  молитва:  "Да
святится имя Твое".
   Да,  я  предвижу  страдание,  кровь  и  смерть.  И  думаю,  что  трудно
расстаться телу с душой, но. Прекрасная, хвала  тебе,  страстная  хвала  и
тихая любовь. "Да святится имя Твое".
   Вспоминаю каждый твой шаг, улыбку, взгляд, звук твоей походки.  Сладкой
грустью, тихой, прекрасной грустью обвеяны мои последние воспоминания.  Но
я не причиню тебе горя. Я ухожу  один,  молча,  так  угодно  было  богу  и
судьбе. "Да святится имя Твое".
   В предсмертный печальный час я молюсь только тебе. Жизнь могла бы  быть
прекрасной и для меня. Не  ропщи,  бедное  сердце,  не  ропщи.  В  душе  я
призываю смерть, но в сердце полон хвалы тебе: "Да святится имя Твое".
   Ты, ты и люди, которые окружали тебя, все вы не  знаете,  как  ты  была
прекрасна. Бьют часы. Время. И, умирая, я в  скорбный  час  расставания  с
жизнью все-таки пою - слава Тебе.
   Вот она идет, все усмиряющая смерть, а я говорю - слава Тебе!.."

Куприн
Гранатовый браслет
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 10 Июнь 2014, 15:13:08
Sviatoslav Richter in Prague, 1959 - Beethoven Appassionata (http://www.youtube.com/watch?v=yqewExfrxiM#)

Святослав Рихтер, 1959 год, Прага
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 10 Июнь 2014, 17:39:34
Начинают играть  "на  ушко", все  ближе,  все теснее обступают  тебя, все тише водят смычком и  так зачаровывают слух,  что разве лишь душу из  тела не вынимают; по-моему,  вся эта их  музыка -- одно распутство, страшное  и  непостижимое. Так вот, прилипли они ко мне, я и очумел, я ревел
как  олень, раскроил штыком  стол,  колотил  стаканы,  горланил песни, бился головой  об стену и готов был не то убить кого, не то влюбиться -- не пойму: когда  цыгане  околдуют  тебя вконец,  тут  уж, голубчики,  такое  вытворять начнешь...

Карел Чапек "Баллада о Юрае Чупе"
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Марина от 10 Июнь 2014, 18:22:36
Радио в такси играло «Симфониетту» Яначека...
Интересно, сколько людей на свете, слушая первую часть «Симфониетты» Яначека, узнают в ней «Симфониетту» Яначека? Ответ здесь, пожалуй, колеблется где-то между «очень мало» и «почти нисколько». Только Аомамэ почему-то была исключением.

Эту маленькую симфонию Яначек написал в 1926 году. А вступление на фанфарах сочинял как гимн для какого-то спортивного фестиваля. Аомамэ представила Чехословакию 1926 года. Первая мировая война завершилась, многовековая тирания Габсбургов наконец-то низвержена. Люди потягивают в тавернах пльзеньское пиво, собирают крутые реальные пулеметы и наслаждаются миром, ненадолго воцарившимся в Центральной Европе. Два года назад трагически умер Кафка. Уже совсем скоро сюда заявится Гитлер — и пожрет эту маленькую красавицу страну с потрохами. Но предвидеть надвигающийся кошмар, само собой, никому пока не дано. Может, главная мудрость, которой люди учатся у Истории, и заключается в горьком вопросе: «Кто же тогда мог знать, что все так обернется?» Слушая музыку, Аомамэ вообразила ветер, гуляющий по Богемскому плато, и вернулась к мировой Истории.

В 1926 году скончался император Тайсё, началась эпоха императора Сёва. На Японию тоже надвигались мрачные времена. Легкомысленные интерлюдии модернизма и демократии промелькнули как сон, и фашизм уже стучал в двери, осведомляясь, где расквартироваться...


Харуки Мураками   "1Q84. Тысяча невестьсот восемьдесят четыре"

Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 10 Июнь 2014, 18:57:00
Роман, который весь проникнут музыкой. Один из главных героев - музыкант, да и название у романа соответствующее: "Рэгтайм" Доктороу, в переводе Василия Аксенова.
----------------------------
Чернокожий поставил  чашку на поднос, встал, промокнул губы  салфеткой,
положил салфетку рядом с чашкой и пошел к пианино. Он сел на табуретку и тут
же  встал,  чтобы подвинтить  ее  для  своих  ног.  Потом  он взял аккорд  и
повернулся  к  хозяевам.  "Сильно  расстроенное",   -  сказал  он.  Родитель
чуть-чуть  покраснел  "Вы правы,  -  сказала  Мать, - мы  ужасно  небрежны".
Музыкант  вернулся к клавиатуре. "Уолл-стрит-рэг", - сказал он. -  Сочинение
составлено  великим  Скоттом  Джаплином".  Начал  играть.  Расстроенное  или
настроенное,  "Эолин" никогда  не издавало  таких  звуков.  Маленькие чистые
аккорды  повисали в  воздухе,  как  цветы.  Мелодии складывались  в  букеты.
Казалось, что жизнь просто немыслима за пределами, очерченными этой музыкой.
Когда пьеса была окончена, Колхаус Уокер  повернулся и увидел, что вся семья
собралась - Мать, Отец, Малыш, Дед и Младший Брат Мамы,  который в подтяжках
прибежал  сверху  узнать,  кто  здесь  играет.  Из  всех  присутствующих  он
единственный знал рэгтайм.  Он  слышал  это в период  своей  ночной  жизни в
Нью-Йорке, но вот уж никогда не ожидал встретить снова в доме сестрицы.
------------------
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 10 Июнь 2014, 19:01:40
Колхаус  Уокер  Мл. повернулся обратно к пианино  и объявил:  "Кленовый лист", сочинение  великого Скотта Джаплина". Самый знаменитый из  всех рэгов зазвенел в воздухе. Пианист прочно  сидел за клавишами,  его длинные  темные пальцы с  розовыми  ногтями,  казалось, без всякого усилия извлекают гроздья синкопированных аккордов  и твердых  октав. Полная  жизни композиция, мощная музыка, поднимающая чувства и не увядающая ни на миг. Малыш воспринимал  это как свет, притрагивающийся к разным местам в пространстве,  собирающийся   в  сложные  переплетения,  пока  вся  комната  не засверкала  вдруг  своею  собственною  сутью.  Музыка  заполняла лестницу  и уходила на третий этаж, где  сидела, сложив руки, немая и непреклонная Сара. Дверь у нее, правда, была открыта.
-----------
Там же.
Scott Joplin - Maple Leaf Rag (http://www.youtube.com/watch?v=0B04--XmZiE#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 10 Июнь 2014, 20:44:28
У Окуджавы очень много стихотворений о музыке и музыкантах.

Вот одно из них:

 Заезжий   музыкант

Ю.Левитанскому

 Заезжий   музыкант   целуется   с   трубою .
Пассажи по утрам, так просто, ни о чем...
Он любит не тебя, опомнись, Бог с тобой
Прижмись ко мне плечом. Прижмись ко мне плечом.

Живет он третий день в гостинице районной,
Где койка у окна - всего лишь по рублю,
И на своей трубе, как чайник, раскаленной,
Вздыхает тяжело... А я тебя люблю.

Ты слушаешь его задумчиво и кротко,
как пенье соловья, как дождь и как прибой.
Его большой  трубы  простуженная глотка
Отчаянно хрипит. ( Труба ,  трубы ,  трубой ...)

Трубач играет туш, трубач потеет в гамме,
Трубач хрипит свое и кашляет, хрипя.
Но как портрет судьбы, он весь в оконной раме,
Он любит не тебя... А я люблю тебя.

Дождусь я лучших дней и новый плащ надену,
Чтоб пред тобой проплыть, как поздний лист дрожа...
Не много ль хочу, всему давая цену?
Не сладко ль я живу, тобой лишь дорожа?

Тебя не соблазнить ни платьями, ни снедью:
 Заезжий   музыкант  играет на  трубе !
Что мир весь рядом с ним, с его горячей медью?..
Судьба, судьбы, судьбе, судьбою, о судьбе...
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 15 Июнь 2014, 22:48:15
Давид Самойлов

Дуэт для скрипки и альта

                        М.П.

Моцарт в легком опьяненье
   Шел домой.
Было дивное волненье,
   День шальной.

И глядел веселым оком
   На людей
Композитор Моцарт Вольфганг
   Амадей.

Вкруг него был листьев липы
   Легкий звон.
"Тара-тара, тили-тики,-
   Думал он.-

Да! Компания, напитки,
   Суета.
Но зато дуэт для скрипки
   И альта".

Пусть берут его искусство
   Задарма.
Сколько требуется чувства
   И ума!

Композитор Моцарт Вольфганг,
   Он горазд,-
Сколько требуется, столько
   И отдаст...

Ox, и будет Амадею
   Дома влет.
И на целую неделю -
   Черный лед.

Ни словечка, ни улыбки.
   Немота.
Но зато дуэт для скрипки
   И альта.

Да! Расплачиваться надо
   На миру
За веселье и отраду
   На пиру,

За вино и за ошибки -
   Дочиста!
Но зато дуэт для скрипки
   И альта!


Моцарт - дуэт для скрипки и альта Си-бемоль-мажор, 1-2 ч. (http://www.youtube.com/watch?v=zdlj5avRMjk#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 15 Июнь 2014, 22:49:07
Заболоцкий

Болеро

Итак, Равель, танцуем болеро!
Для тех, кто музыку на сменит на перо,
Есть в этом мире праздник изначальный -
Напев волынки скудный и печальный
И эта пляска медленных крестьян...
Испания! Я вновь тобою пьян!
Цветок мечты возвышенной взлелеяв,
Опять твой образ предо мной горит
За отдаленной гранью Пиренеев!
Увы, замолк истерзанный Мадрид,
Весь в отголосках пролетевшей бруи,
И нету с ним Долорес Ибаррури!
Но жив народ, и песнь его жива.
Танцуй, Равель, свой исполинский танец,
Танцуй, Равель! Не унывай, испанец!
Вращай, История, литые жернова,
Будь мельничихой в грозный час прибоя!
О, болеро, священный танец боя!

1957

Болеро - М.Равель (http://www.youtube.com/watch?v=Pt8Zymr7aco#ws)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 15 Июнь 2014, 22:49:58
Ахмадулина

Мазурка Шопена

Какая участь нас постигла,
как повезло нам в этот час,
когда бегущая пластинка
одна лишь разделяла нас!

Сначала тоненько шипела,
как уж, изъятый из камней,
но очертания Шопена
приобретала всё слышней.

И забирала круче, круче,
и обещала: быть беде,
и расходились эти круги,
как будто круги по воде.

И тоненькая, как мензурка
внутри с водицей голубой,
стояла девочка-мазурка,
покачивая головой.

Как эта, с бедными плечами,
по-польски личиком бела,
разведала мои печали
и на себя их приняла?

Она протягивала руки
и исчезала вдалеке,
сосредоточив эти звуки
в иглой исчерченном кружке.

1958

Horowitz plays Chopin Mazurka (http://www.youtube.com/watch?v=e8PJsjO1u5w#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 15 Июнь 2014, 22:50:54
Вероника Долина

Уроки музыки

Играйте все этюды Черни!
И никакой на свете скверне
На ваших пальцах - не бывать.
Все десять заняты этюдом,
На вид трудом, по сути - чудом,
Не будем это забывать!

А звук прелюдий Майкапара!
А смены холода и жара,
Которых стоил мне урок!
И как тогда мне не игралось,
Откуда что бралось и бралось?
Какой во мне, безрукой, прок?

Но время шло, и я привыкла.
И имя Гедике возникло,
И надорвался педагог.
Да я не музыкой гнушалась!
Но слишком явно мне внушалось :
Какой во мне, безрукой, прок?

Так где ж вы были, Моцарт, Шуберт?
Они сейчас меня погубят...
Где вы, Шопен и Мендельсон?
Вот так урон непоправимый,
Хотя как сон неуловимый,
Мне был когда-то нанесен.

...Картины эти - невозвратны.
Те имена - невероятны :
Клементи, Черни, Майкапар...
Ведь до сих пор не понимаю!
Но лихом их не поминаю,
А помню : школа - холод - жар.

1983

Кате - 7 лет 9 месяцев этюд Черни

Этюд , Черни (http://www.youtube.com/watch?v=sq3nILhqDCI#ws)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Марфенька от 15 Июнь 2014, 23:37:28
"Дуэт для скрипки и альта"... люблю!

Игорь Северянин
Шопен

ШОПЕН

Кто в кружева вспененные Шопена,
Благоуханные, не погружал
Своей души? Кто слаже не дрожал,
Когда кипит в отливе лунном пена?

Кто не склонял колени - и колена! -
Пред той, кто выглядит как идеал,
Чей непостижный облик трепетал
В сетях его приманчивого плена?

То воздуха не самого ли вздох?
Из всех богов наибожайший бог -
Бог музыки - в его вселился opus,

Где все и вся почти из ничего,
Где всеобъемны промельки его,
Как на оси вращающийся глобус!

1926
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 22 Июнь 2014, 09:17:48
Свет погас, как только мы сели на свои места. Огни рампы чуть подсвечивали зал. Зазвучала широкая мелодия оркестра, и все словно тронулось с места и понеслось.
Я отодвинул свое кресло в угол ложи. В этом положении я не видел ни сцены, ни бледных лиц зрителей. Я только слушал музыку и смотрел на Пат.
Музыка к "Сказкам Гофмана" околдовала зал. Она была как южный ветер, как теплая ночь, как вздувшийся парус под звездами, совсем нереальная. Открывались широкие яркие дали. Казалось, что шумит глухой поток нездешней жизни; исчезала тяжесть, терялись границы, были только блеск, и мелодия, и любовь; и просто нельзя было понять, что где-то есть нужда, и страдание, и отчаянье, если звучит такая музыка.

Ремарк
Три товарища


Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Tankay от 22 Июнь 2014, 23:28:04
Заболоцкий

Болеро
Как люблю я стихи Заболоцкого. И очень - его "Болеро"
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Юлия Белова от 23 Июнь 2014, 13:41:09
У нас в библиотеке во время Пушкинских дней провели мастер-класс по танцам пушкинской эпохи. Пригласили одну из школ исторического танца и ее участники не только показывали сами танцы, но и рассказали посетителям о бальных традициях эпохи и научили нескольким танцам попроще (надо же знать, что танцевали на скромном балу у Лариных, и что танцевали в столице).
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Tankay от 23 Июнь 2014, 14:36:06
О, Юлия!  :privet:
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 23 Июнь 2014, 14:42:35
Юля, приятно видеть тебя в темах! :)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 23 Июнь 2014, 14:45:55
- Сарасате играет сегодня в Сент-Джемс-холле, - сказал он. - Что вы думаете об этом, Уотсон? Могут ваши пациенты обойтись без вас в течение нескольких часов?

А.Конан-Дойль. Союз рыжих

Sarasate Plays Sarasate Zigeunerweisen (http://www.youtube.com/watch?v=ABm7nMVyNh4#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Юлия Белова от 23 Июнь 2014, 16:24:42
Юля, приятно видеть тебя в темах! :)
Мне тоже.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 23 Июнь 2014, 16:40:07
Мы с Таней пошептались, и решили, что к музыкальным цитатам хорошо подбирать и музыку.

Свет погас, как только мы сели на свои места. Огни рампы чуть подсвечивали зал. Зазвучала широкая мелодия оркестра, и все словно тронулось с места и понеслось.
Я отодвинул свое кресло в угол ложи. В этом положении я не видел ни сцены, ни бледных лиц зрителей. Я только слушал музыку и смотрел на Пат.
Музыка к "Сказкам Гофмана" околдовала зал. Она была как южный ветер, как теплая ночь, как вздувшийся парус под звездами, совсем нереальная. Открывались широкие яркие дали. Казалось, что шумит глухой поток нездешней жизни; исчезала тяжесть, терялись границы, были только блеск, и мелодия, и любовь; и просто нельзя было понять, что где-то есть нужда, и страдание, и отчаянье, если звучит такая музыка.

Ремарк
Три товарища




Сказки Гофмана большое произведение, я выбрала Баркаролу.

Баркарола-Сказки Гофмана-Ж.Оффенбах (http://www.youtube.com/watch?v=Q0Tj8MdMn0g#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Gemma от 23 Июнь 2014, 21:48:48
 Между тем наступил вечер. Засветили лампу, которая, как луна, сквозила в трельяже с плющом. Сумрак скрыл очертания лица и фигуры Ольги и набросил на неё как будто флёровое покрывало; лицо было в тени: слышался только мягкий, но сильный голос, с нервной дрожью чувства.
   Она пела много арий и романсов, по указанию Штольца; в одних выражалось страдание с неясным предчувствием счастья, в других – радость, но в звуках этих таился уже зародыш грусти.
   От слов, от звуков, от этого чистого, сильного девического голоса билось сердце, дрожали нервы, глаза искрились и заплывали слезами. В один и тот же момент хотелось умереть, не пробуждаться от звуков, и сейчас же опять сердце жаждало жизни…
   Обломов вспыхивал, изнемогал, с трудом сдерживал слёзы, и ещё труднее было душить ему радостный, готовый вырваться из души крик. Давно не чувствовал он такой бодрости, такой силы, которая, казалось, вся поднялась со дна души, готовая на подвиг.
   Он в эту минуту уехал бы даже за границу, если б ему оставалось только сесть и поехать.
   В заключение она запела Casta diva: все восторги, молнией несущиеся мысли в голове, трепет, как иглы, пробегающий по телу, – всё это уничтожило Обломова: он изнемог.
   – Довольны вы мной сегодня? – вдруг спросила Ольга Штольца, перестав петь.
   – Спросите Обломова, что он скажет? – сказал Штольц.
   – Ах! – вырвалось у Обломова.
   Он вдруг схватил было Ольгу за руку и тотчас же оставил и сильно смутился.
   – Извините… – пробормотал он.
 
Мария Калас Каста Дива (http://www.youtube.com/watch?v=0NqSFayXHBM#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 23 Июнь 2014, 22:08:23
Таня, вот огромное тебе спасибо за тему!
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Нэд Нуарб от 23 Июнь 2014, 22:16:22
Из моих самых любимых - как стихотворение Мандельштама, так и фрагмент оперы Глюка.


Чуть мерцает призрачная сцена,
Хоры слабые теней,
Захлестнула щелком Мельпомена
Окна храмины своей.

Черным табором стоят кареты,
На дворе мороз трещит,
Все космато — люди и предметы,
И горячий снег хрустит.

Понемногу челядь разбирает
Шуб медвежьих вороха.
В суматохе бабочка летает.
Розу кутают в меха.

Модной пестряди кружки и мошки,
Театральный легкий жар,
А на улице мигают плошки
И тяжелый валит пар.

Кучера измаялись от крика,
И храпит и дышит тьма.
Ничего, голубка Эвридика,
Что у нас студеная зима.

Слаще пенья итальянской речи
Для меня родной язык,
Ибо в нем таинственно лепечет
Чужеземных арф родник.

Пахнет дымом бедная овчина,
От сугроба улица черна.
Из блаженного, певучего притина
К нам летит бессмертная весна.

Чтобы вечно ария звучала:
«Ты вернешься на зеленые луга», —
И живая ласточка упала
На горячие снега.

Две души - К.Глюк - Мелодия из оперы Орфей и Эвридика - К.Gluk - melody from -Orphey (http://www.youtube.com/watch?v=q4UKIqhgRuY#ws)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Tankay от 23 Июнь 2014, 22:19:58
Меня удивляет, как заметны в лице Марии Каллас черты той древней ушедшей расы. Разрез её глаз такой же, как на изображениях времён Древней Греции, высокая переносица. Когда её волосы собраны в узел, то её профиль точно такой же, как на рисунках на античных кувшинах.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 24 Июнь 2014, 16:35:21
" В мастерской они застали Дориана Грея. Он сидел за роялем, спиной к
ним, и перелистывал шумановский альбом "Лесные картинки".
-- Что за прелесть! Я хочу их разучить, -- сказал он, не
оборачиваясь.-- Дайте их мне на время, Бэзил."

Оскар Уайльд. Портрет Дориана Грея

Schumann "The prophet bird" Sandro Bisotti piano (http://www.youtube.com/watch?v=KntuH-5OlHQ#ws)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 24 Июнь 2014, 17:08:22
Из моего дневника.

Поискала свой первый пост о романе «К югу от границы» - и не нашла. Наверное, на другом форуме писала…Писала, что не хотела читать Мураками – я не слишком люблю японскую прозу, но, прочитав, поняла, что его книги вполне могли принадлежать и перу европейца. Кроме имен героев и районов Токио японского не увидела.
А вот вчера, дочитав «Норвежский лес», подумала, что, несмотря на нынешнюю легкость разговоров на темы, касающиеся интимных отношений, все-таки европейские девушки навряд ли позволили бы себе так запредельно откровенно обсуждать все, что с ними происходит…Вот, кажется, это отличает Мураками от европейских авторов.

 Грустная история. Безумно жалко Наоко и ее подругу. Вспомнился Ремарк – несмотря на разницу времени и культуры – много общего. Наследственная шизофрения, обострение которой вызвано семейными переживаниями, неудачным сексуальным опытом, смертью сестры и приятеля.
И почему-то вспомнился Бродский:
площадь. фонтан с рябою
нимфою. скаты кровель.
(покуда я был с тобою,
я видел все вещи в профиль.)
У Мураками:
«Конечно,  если  немножко  повспоминать,  можно  и  лицо  ее  вспомнить.
Маленькие холодные руки, аккуратно причесанные прямые волосы, нежная круглая
мочка  уха,  маленькая черная родинка  прямо под  ней,  стильное  пальто  из
верблюжьей  шерсти,  которое  она  часто  надевала  зимой,  привычка  всегда
смотреть  в  лицо  собеседнику, спрашивая его  о  чем-то,  иногда  отчего-то
дрожащий голос (порой  казалось прямо, будто  она  тараторит  что-то, стоя в
сильный ветер на вершине холма),  если пособирать все  эти  образы, то вдруг
естественным образом всплывает ее лицо.
     Сначала сбоку. Это потому, наверное, что мы всегда ходили с ней  рядом.
Потому я всегда и вспоминаю, как ее лицо выглядело сбоку.»
И совершенно не помню Норвежский лес Битлз – сейчас пойду на ютуб искать. А вот почему-то мне кажется, что к этой книге подходит мелодия клуба одиноких сердец.

The Beatles - Norwegian Wood (http://www.youtube.com/watch?v=lY5i4-rWh44#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Gemma от 24 Июнь 2014, 17:23:46
Меня удивляет, как заметны в лице Марии Каллас черты той древней ушедшей расы. Разрез её глаз такой же, как на изображениях времён Древней Греции, высокая переносица. Когда её волосы собраны в узел, то её профиль точно такой же, как на рисунках на античных кувшинах.

Да, она истинная гречанка!! Во всех проявлениях своего вокального и жизненного таланта!
Не уверена, что даже сейчас есть кто-нибудь способный соперничать с нею в умении не просто великолепно петь, но и жить в своём музыкальном образе. Я, во всяком случае, сопоставить её с кем-либо не могу. Если для примера вспомнить исполняемую ею Розину в "Севильском цирюльнике", который, в свою очередь, изначально рождён Бомарше, то эта синьорина совсем непроста и весьма ловкая, что отчётливо прослеживается в её знаменитой каватине:

"Я так безропотна, так простодушна,
Вежлива очень, очень послушна,
И уступаю я, и уступаю я
Всем и во всем, всем и во всем.
Но задевать себя я не позволю
И все поставлю на своем!
Сто разных хитростей,
и непременно
Все будет так, как я хочу!...

Это но по-итальянски ma Посмотрите, как сверкают глаза, меняются вокальные интонации и преображается весь облик певицы, исполняющей эту изумительную арию.

М.Каллас-Ария Розины-1958 (http://www.youtube.com/watch?v=TyKUmUoD7lQ#noexternalembed)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Tankay от 24 Июнь 2014, 19:02:27
Да, она истинная гречанка!!
О, эти дивные средиземноморские голоса. Такие глубокие и гибкие у женщин и бархатные у мужчин.
Я в последнее время под огромным влиянием этих голосов и песен. Вот не могу у Каллас найти, как она исполняет греческие песни. Очень было бы интересно послушать.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 24 Июнь 2014, 19:09:51
Жорж Санд читал в подростковом возрасте и напрочь забыл  :think:.  Но вроде, ее самая знаменитая героиня - Консуэло, певица?
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 24 Июнь 2014, 19:14:44
Опять же, целиком можно процитировать "Моцарт и Сальери" Пушкина.  :)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Tankay от 24 Июнь 2014, 19:25:16
Консуэло, певица?
Да. Прототипом служила Полина Виардо.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Марина от 24 Июнь 2014, 19:34:11
Жорж Санд читал в подростковом возрасте и напрочь забыл  .  Но вроде, ее самая знаменитая героиня - Консуэло, певица?


Не так давно в великолепном фильме   "Фаринелли кастрат"  встретилась с маэстро Порпорой.  Рада была, как будто старого знакомого встретила.  :)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 24 Июнь 2014, 19:34:34
Да. Прототипом служила Полина Виардо.
А я всю жизнь был уверен, что какая-то итальянка... Щас вспомню.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 24 Июнь 2014, 19:44:28

Не так давно в великолепном фильме   "Фаринелли кастрат"  встретилась с маэстро Порпорой.  Рада была, как будто старого знакомого встретила.  :)
О нем я сейчас прочитал в Википедии - в поисках итальянской певицы, наткнулся на его имя.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 26 Июнь 2014, 20:30:27
"Весьма сожалею, что мое увлечение Серенадой Шуберта Вам представилось
всего лишь поводом для насмешек. Я понимаю, это увлечение может показаться
странным, но я бы не рассказала Вам о нем, если бы не была уверена, что Вы
способны его понять. Если Вам доставит удовольствие узнать, что Вы
совершенно излечили меня от него, то поверьте: отныне Серенада не будет
вызывать у меня ничего, кроме смеха и горечи. Я даже не подозревала, что
человеческое горло может издавать подобные звуки, и, конечно, не
догадывалась, какое представление Вы собираетесь устроить, когда Вы
пообещали, что я услышу Ваш голос раньше, чем ожидаю. Еще только одно
слово: прощайте! Я не буду иметь удовольствия встретиться с Вами у миссис
Локсли-Холл, так как очень занята и не смогу быть у нее. По той же
причине, к сожалению, я вынуждена отказаться от удовольствия принимать Вас
у себя в этом сезоне. Искренне Ваша, дорогой мистер Порчерлестер,
Линда Финнайтингейл".

Бернард Шоу. "Серенада"

Richard Tauber sings Schubert Serenade "Leise flehen.." (http://www.youtube.com/watch?v=G342nlHvbA4#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 26 Июнь 2014, 21:20:04
Я знавал молодого человека, который увлекался игрой на волынке. Вы были бы потрясены, узнав, какое сопротивление ему приходилось преодолевать. Даже его собственная семья не оказала ему, если можно так выразиться, активной поддержки. Его отец с самого начала был решительно против этой затеи и проявил полное бессердечие.
     Сперва мой приятель пытался упражняться по утрам, но вскоре ему пришлось от этого отказаться из-за сестры. Она была набожна и почитала за величайший грех начинать утро таким способом.
     Тогда он стал играть по ночам, когда вся семья ложилась спать, но из этого тоже ничего не вышло, так как их дом приобрел дурную славу. Запоздалые прохожие останавливались под окнами, слушали и на следующее утро оповещали весь город о том, что прошлой ночью в доме мистера Джефферсона было совершено зверское убийство; они описывали вопли несчастного, грубые проклятия и ругательства убийцы, мольбы о пощаде и последний предсмертный хрип жертвы.
     После этого моему приятелю разрешили упражняться днем на кухне при плотно закрытых дверях. Однако, несмотря на такие предосторожности, наиболее удачные пассажи все же долетали до гостиной и доводили его мать до слез.
     Она говорила, что при этих звуках вспоминает своего бедного покойного отца (бедняга был проглочен акулой во время купанья у берегов Новой Гвинеи, - что общего между акулой и волынкой, она не могла объяснить).
     Тогда моему приятелю отвели сарайчик в конце сада за четверть мили от дома и заставили его таскать туда волынку всякий раз, как он брался за свои упражнения. Но случалось, что ничего не подозревавший гость, которого забыли посвятить в это дело и заранее предостеречь, выходил на прогулку в сад без всякой подготовки, и внезапно до его слуха доносились звуки волынки. Если это был человек сильный духом - дело ограничивалось обмороком, но люди с заурядным интеллектом, как правило, сходили с ума.
     Нельзя не признать, что первые шаги любителя игры на волынке мучительны до крайности. Я понял это, когда услышал игру моего юного друга. По-видимому, волынка необычайно трудный инструмент. С самого начала приходится запасаться воздухом на всю мелодию сразу, - во всяком случае, наблюдая за Джефферсоном, я пришел к такому заключению.
     Начинал он блистательно: душераздирающей, воинственной нотой, от которой слушатель вскакивал. как ошпаренный. Но вскоре музыкант переходил на пиано, потом на пианиссимо, а последние такты мелодии уже тонули в сплошном булькании и шипении.
     Завидное нужно здоровье, чтобы играть на волынке!
     Юный Джефферсон сумел выучить только одну мелодию, но я никогда и ни от кого не слышал жалоб на бедность его репертуара - боже упаси! Это была, по его словам мелодия: "То Кембеллы идут, ура, ypa!" - хотя его отец уверял, что это "Колокольчики Шотландии". Что это было в действительности, никто не знал, но все соглашались, что в мелодии есть нечто шотландское.
     Гостям разрешалось отгадывать трижды, но почему-то они всегда попадали пальцем в небо...

(Джером К. Джером "Трое в лодке")
Волынки на Красной площади (http://www.youtube.com/watch?v=oXbALs4f7cA#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 26 Июнь 2014, 21:28:14
Костя, я думала, ты "Колокольчики Шотландии" нашел. :D
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 26 Июнь 2014, 21:31:46
При расставании оба ученика получили небольшие подарки.
Иозефу досталась нотная тетрадь с двумя хоральными прелюдиями
Баха, а его спутнику -- изящное карманное издание Горация.

Г.Гессе. Игра в Бисер

J.S. Bach - BWV 753 - Jesu meine Freude (fragment) (http://www.youtube.com/watch?v=9YQ_bzRZA7c#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 26 Июнь 2014, 21:48:01
Костя, я думала, ты "Колокольчики Шотландии" нашел. :D
Может где-то на ютубе и есть, но я забыл как "волынка" по английски, так что пришлось искать ролики на русском.  :)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 02 Июль 2014, 16:21:12
На террасе росла косматая герань и висели на крючках, покачиваясь взад вперед, взад вперед от легкого ветерка, старые качели. Башенка с ромбическими хрустальными стеклами и конической крышей венчала дом. Через широкое окно в первом этаже можно было разглядеть пюпитр с нотами под заглавием: «Прекрасный Огайо».

Р.Бредбери. "Марсианские хроники"

Metropolitan Quartet - Beautiful Ohio (1919) (http://www.youtube.com/watch?v=Rkjn9K8iU0c#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 02 Июль 2014, 16:29:50
Как ни покажется странным, но довольно много музыки, а точнее песен, в романе Гашека о похождениях солдата Швейка. Швейк любит петь разные солдатские песенки. Причем (как выяснили поклонники романа), песни - подлинные, то есть не стилизация автора, а реально существующие. Кто-то даже собрал песни, упоминаемые в книге, и смонтировал ролик для Ютуба.
Вечером поищу. :)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 02 Июль 2014, 16:39:47
Вообще - Тане спасибо огромное за эту тему. Я по- новому теперь слышу страницы книг. А уж удовольствие подобрать ролик-иллюстрацию! :isumitelno:
Вот сейчас послушала три версии Прекрасного Огайо- чудесная инструменталка, стилизованный джаз и вот та, что я выбрала - в ней есть звук иглы по пластинке! :isumitelno:
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Tankay от 02 Июль 2014, 22:19:05
Я читаю книгу Кетиля Бьернстада "Пианисты". ГГ - молодой человек по имени Аксель, мечтающий стать пианистом. Книга напоена музыкой. Той, которую исполняют юные пианисты, друзья Акселя, и он сам, музыка, которую они слушают и мечтают исполнить. Пока они ещё друзья, но уже и конкуренты. На многочисленных концертах и конкурсах.
А выступления полны неожиданностей. И не всегда музыкальных. А иногда и решающих дальнейшую судьбу.
Так случилось с Ребеккой Фрост на её дебютном выступлении в конценртном зале.

Наконец она выходит! Не из обычной двери, которая хорошо видна публике, а из другой, дальней, которой солисты почти не пользуются. Увидев ее, я мгновенно понимаю, почему она выбрала именно эту дверь. Она хочет показать себя! Хочет идти к роялю как можно дольше. Создать праздничное настроение. Ее платье великолепно, оно тоже бирюзовое, как и строгое платье Сельмы Люнге. Но если Сельма Люнге строга, Ребекка Фрост по-царски роскошна. Обнаженные плечи. Продуманные линии. Книзу платье сужается, как будто она хочет произвести впечатление на  молодых людей на балу, а не по доброй воле сдать экзамен на мастерство. Только теперь я замечаю цветы, с двух сторон украшающие сцену. Цветы такого же цвета, как и ее платье. Мы все пожираем ее глазами. Мы счастливы, я немного успокаиваюсь. Здесь все продумано и поставлено, все до мелочей. Конечно, думаю я. Ребекка Фрост никогда не поступает опрометчиво. Публика начинает аплодировать. Громко, горячо и восторженно.
И тут она спотыкается.
На ступенях, ведущих на нижний уровень, где ее ждет рояль, Ребекка наступает на подол собственного платья и падает ничком. Зал громко ахает. Мы не верим своим глазам. Неожиданно для всех Ребекка Фрост лежит распростертая на полу. Кто-то вскрикивает. Я слышу, что это Сельма Люнге. Ребекка лежит на полу. Я смотрю на Аню, она обеими руками впилась в плечо Катрине. Маргрете Ирене шепчет мне на ухо:
— Не могу в это поверить.
Но сомнений нет. Ребекка лежит на полу. В. Гуде бежит на сцену. Теперь я уже никогда его не забуду. Он возле к нее, опускается на колени, что-то говорит ей, но она не встает. Лежит, уткнувшись носом в пол. Хотя я не женщина и никогда не носил платьев, я знаю, о чем она сейчас думает. Ей хочется исчезнуть отсюда. Провалиться сквозь землю. Сосредоточенности как ни бывало. Она не в состоянии выполнить то, что от нее ждут.
Пол в Ауле натерт воском. На нем трудно не поскользнуться. Лежа на полу, Ребекка, при желании, могла бы увидеть в нем свое отражение. В. Гуде продолжает что-то ей говорить. Похоже, что теперь она прислушивается к его словам. Она поворачивается. Медленно встает, опираясь на своего импресарио. Туфли с нее свалились. Он помогает ей их надеть. Ребекка смахивает с платья пыль и, покачнувшись, выпрямляет спину. В. Гуде шепчет ей на ухо еще несколько слов. Видно, они договорились. Она улыбается, целует его в щеку и машет рукой, чтобы он ушел. Он идет обратно на свое место, поправляет бабочку, щурит глаза и садится.
Ребекка Фрост стоит на сцене и пытается смотреть нам всем в глаза. Кашляет. Не помню, чтобы в Ауле когда-нибудь было так тихо.
— Я этого боялась, — громко говорит Ребекка высоким и чистым голосом. — Одна пианистка тоже пережила нечто подобное. Тридцать лет назад. На нее это так подействовало, что она не смогла выступить на своем дебюте. Извините мне эту случайность, которая всех вас отвлекла. Я не знала, что пол был недавно натерт.
Публика с облегчением вздыхает. Смех. Бурные аплодисменты. Ведь все желают ей только добра.
Ребекка садится за рояль.
— Я не думала, что у нее хватит сил на такое, — шепчет Маргрете Ирене.
Но Ребекка уже играет, она погружается в Равеля. Ошибка следует за ошибкой. Конечно, она еще не сосредоточилась, думаю я. Не так легко быстро прийти в себя после падения на сцене. Но после катастрофического начала дело идет лучше. Токката звучит вполне сносно. И все-таки это не похоже на вчерашнее выступление. Ребекка играет хуже. Мне ее жалко. До того, как она упала, в воздухе витала какая-то магия. Этот концерт мог бы стать ее триумфом. Но я слышу, что она дрожит, что шок после падения еще не прошел. Однако у нее нет выбора. Она должна была либо отменить концерт, либо играть. Она предпочла играть.
После Равеля раздаются сердечные, но сдержанные аплодисменты. Перед Бетховеном она не выходит из зала. Наверное, боится нового падения.
Критики записывают свои замечания. Настроение в зале вялое. Слишком сильно нервное напряжение.
Бетховен.
Она играет, думаю я. Но и только. Многие могли бы сыграть не хуже, чем она. Спина у нее больше не прямая. Движения слишком размашистые. В конце каждой фразы она высоко поднимает руки. Кажется, именно это называют «игрой на публику»? Но она хорошо владеет собой.
Мое восхищение Ребеккой растет. То, что она сейчас делает, под силу не каждому. Я вспоминаю несчастного музыканта из Трондхейма, который дебютировал до нее. Еще весной. Он не решился играть наизусть, хотя и знал, что таков обязательный негласный закон. Суд газет был безжалостен: «Дебютанту переворачивали ноты, этим все сказано. Это только усилило впечатление дилетантства».
Ребекка же борется. Она борется не на жизнь, а на смерть. И когда она подходит к этим почти безнадежным трелям в конце бетховенской сонаты, я понимаю, что она много занималась. Долгие скучные будни за роялем помогли ей. Она играет по-настоящему! Она не сдается. Делает как раз то, что нужно, чтобы поднять настроение зала, и этого достаточно, чтобы публика могла уйти на антракт, не чувствуя себя обманутой.

Вот соната Бетховена, которую исполняла Ребекка.
Исполняет Клаудио Аррау, любимый исполнитель Акселя и его друзей.

Claudio Arrau Beethoven Piano Sonata No. 30 (Full) (http://www.youtube.com/watch?v=koqAdGcty3k#)

Заканчивается выступление Ребекки неожиданно для главного героя. В антракте Аксель побежал за кулисы, чтобы поговорить с Ребеккой.

Ребекка <...> счастлива, что я пришел. <...>
— Ты играла великолепно! — говорю я и чуть не начинаю плакать, потому что во мне вспыхивает любовь к ней. Она всегда была моей опорой. Я хочу отплатить ей за это.
— Я бы не хотела снова пережить эти сорок пять минут <...>
— Я серьезно, — говорит она. — Больше никогда. Это того не стоит. Но сейчас я доиграю. Обещаю тебе. — Она прижимается ко мне. — И пока что только мы с тобой знаем, что этот дебют — мой прощальный концерт.
— Это несерьезно!
— Через сорок пять минут все будет кончено, — шепотом говорит она. — Больше никогда. Я доиграю этот концерт, чтобы не испортить праздник после него, чтобы порадовать родителей. Жизнь коротка, Аксель. Когда я лежала там, на сцене, я была счастлива, как ребенок. — Она поглядывает в сторону коридора, где стоят люди. Они нас не слышат, она говорит слишком тихо. — Я делаю это ради фру Люнге, ради В. Гуде, ради папы и мамы. Но после этого — все.


Вот так заканчивается выступление девушки, которое должно было стать началом её артистической жизни.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 02 Июль 2014, 22:26:07
Господи, какая печальная история!
Я знаю, сколько времени пианисты отдают инструменту, чтобы сыграть на концерте. Сколько сил и нервов это стоит- в общем, цена этого - детство, проведенное за инструментом. И такая трагедия.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Tankay от 02 Июль 2014, 22:29:39
Да. Но, может быть, именно в этот миг она и осознала, что должна остаться только любителем.
Мне было очень интересно читать. Система обучения музыке в Норвегии совсем не такая, как у нас.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 02 Июль 2014, 22:46:05
Александр Дольский  "Пианист"

Вошел он в комнату ко мне
и сел к роялю.
и с гор потоками камней
прелюд роняет.

Вот на басах зеленый тон
проснулся в роще.
и стал пейзаж со всех сторон
ясной и проще.

Кузнечиками быстрых нот
под солнцем скачет.
В речной волне водоворот
звенит и плачет.

И вот на княжеских балах
летит под крышу.
И в золотых колоколах
я песню слышу.
Ее как яблоню трясут
с веселым свистом.
Осенний сад шумит, как суд
над пианистом.

Но поздно, поздно! Белый зал
Былой столицы...
Аккорды, словно красный залп
по белым лицам.

И снова полудремный лес -
ромашки, маки,
и звон косы и синь небес,
и лай собаки.

И темнота, и в темноте
огонь от спички,
в далекой, черной тишине
шум электрички.

От ветра занавески шелк
заколыхался.
Он встал, закрыл рояль, ушел,
а я остался...

Пианист: Александр Дольский, 1979 (http://www.youtube.com/watch?v=EoAIv-EYKfQ#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Gemma от 03 Июль 2014, 07:20:03
детство, проведенное за инструментом. И такая трагедия.

Очень это понимаю. :yes: У меня папа был музыкально одарённый человек и мечтал о моём музыкальном образовании. Меня отдали в музыкальную школу, где я училась безо всякого увлечения и сидение за инструментом считала потерянным временем  жизни.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Спика от 14 Июль 2014, 10:48:21
Радио в такси играло «Симфониетту» Яначека...
Интересно, сколько людей на свете, слушая первую часть «Симфониетты» Яначека, узнают в ней «Симфониетту» Яначека? Ответ здесь, пожалуй, колеблется где-то между «очень мало» и «почти нисколько». Только Аомамэ почему-то была исключением
Недавно прочитала эту книгу и послушала "Симфониетту" :)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 14 Июль 2014, 11:11:21
Полюбопытствовала. :)

Leos Janacek Sinfonietta WDR-Sinfonieorchester (2007) (http://www.youtube.com/watch?v=NCXRqgXiARA#ws)

из отзывов:

 »murakami not bring me to janacek but janacek bring me to murakami !!!» (Мураками не ведет меня к Яначеку, это Яначек ведет меня к Мураками)…

 А у меня наоборот, Мураками привел к Яначеку и я подумала — будто не чех, а японец писал эту музыку.

 
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Марина от 14 Июль 2014, 11:43:26
Недавно прочитала эту книгу и послушала "Симфониетту"



А Джона Доуленда  помните?   Его Passionate Pavans, для 5 виол и лютни не так громко как Симфониетта звучит в тысяча невесть восемьдесят четвертом году и...

вот она   http://classic-online.ru/ru/production/22501 (http://classic-online.ru/ru/production/22501)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Tankay от 01 Август 2014, 11:15:35
   У нас у всех есть своя личная жизнь. Ее можно даже увидеть, когда пианисты выходят на сцену. Откуда они туда приходят? Конечно, из своей жизни, мой мальчик. Обрати внимание на испуганную походку ипохондрика Святослава Рихтера. Он как будто ждет, что агенты КГБ последуют за ним на сцену. Или Альфред Брендель, который выглядит так, будто он только что вымыл руки под краном после вкусного обеда и теперь направляется в спальню. А ты видел Даниеля Баренбойма? Этот ходит так, словно принимает концертный зал за собор, в котором он сам является епископом. А Марта Аргерич, моя любимица? Она выходит на сцену, собрав в кулак всю свою волю, будто собирается дрессировать львов. Наконец, Вильгельм Кемпф. В нем есть что-то малокровное и человечное, что-то от Альберта Швейцера, что годится для внешности, но не для его личности. А Горовиц? Тот всегда ходит как будто его только что выпустили из психиатрической клиники, где он, между прочим, считал себя королем Испании. Клаудио Аррау? Он выходит на сцену, благоухая вином и сигарами. До того, как он начинает играть, — потом публика, естественно забывает об этом, — можно заподозрить, что он думает об обеде, который его ждет после концерта. <...> Потом идут эти молодые английские хулиганы. Стефен Бишоп? В английских интернатах очень плохо обращаются с учениками. Он выходит на сцену с таким видом, словно ждет, что ему на спину вот-вот обрушатся удары ректорской трости. Джон Огдон? Несмотря на его огромный талант, у него всегда такой вид, будто он спешит в трактир, чтобы перехватить рыбы с картошкой перед тем, как продолжит перевозить мебель какой-нибудь старухи в Йоркшире. Владимир Ашкенази? Маленький хитрец, усердный чиновник из романов Достоевского, он считает копейки и всегда надеется выиграть. Он спутал игру на рояле с игрой в казино, но интересно, на что он хочет потратить свой выигрыш? Глен Гульд? Бедняга, он уже шесть лет как ушел со сцены. Ты знаешь, что на своем последнем официальном концерте он играл Бетховена, опус 109? Тот, который, мягко говоря, так и не вошел в историю музыки как соната Ребекки Фрост. Предшественник опуса 110, который будешь играть ты. Да, так как Глен Гульд выходил на сцену? Насколько я помню, казалось, что он явился прямиком из исправительной школы для мальчиков. Он как будто боялся сопровождавшего его надзирателя. Как будто, даже стоя, мечтал сидеть, скрестив ноги. Лошадь, грызущая ясли, он был готов впиться зубами в черный лак инструмента и глотать воздух. Остальные? Их много. Но зачем нам сейчас думать о них? Нет, сейчас это ни к чему. Сейчас ты будешь играть для меня, мой мальчик.
   К. Бьернстад. "Трилогия об Акселе Видинге. Река"
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 04 Август 2014, 23:37:35

Но уж темнеет вечер синий,
Пора нам в оперу скорей:
Там упоительный Россини,
Европы баловень — Орфей.
Не внемля критике суровой,
Он вечно тот же, вечно новый,
Он звуки льет — они кипят,
Они текут, они горят,
Как поцелуи молодые,
Все в неге, в пламени любви,
Как зашипевшего аи
Струя и брызги золотые...
Но, господа, позволено ль
С вином равнять do-re-mi-sol?

Пушкин
ЕО



Юрий Гуляев Каватина Фигаро (http://www.youtube.com/watch?v=wpl5i1oGYKQ#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Юлия Белова от 05 Август 2014, 18:47:32
Это стихотворение "Вечерний звон" посвящено не реальному колокольному звону, а романсу "Вечерний звон". Итак

Денис Давыдов
ВЕЧЕРНИЙ ЗВОН


Вечерний звон, вечерний звон, --
Как много дум наводит он!
Не тот, что на закате дня
Гудит в стенах монастыря,
Но тот, что пасмурной порой
Поется девой молодой...
Вечерний звон, вечерний звон,-
Как много дум наводит он!

Как он мучителен и мил!
Как он мне чувства возмутил,
Когда впервые звук его
Коснулся слуха моего!..
То был не звук, но глас страстей,
То говор был с душой моей!
Вечерний звон, вечерний звон, --
Как много дум наводит он!

Все вторило в природе ей:
Луна средь облачных зыбей,
Пустыня в сумрачной тиши
И ропот девственной души,
Терзаемой любви тоской,
И очи, полные слезой!..
Вечерний звон, вечерний звон, --
Как много дум наводит он!
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 05 Август 2014, 22:52:42
Денис Давыдов
ВЕЧЕРНИЙ ЗВОН


Юля, музыкальная иллюстрация:

Вечерний звон" - хор Саввино-Сторожевского ставропигиального мужского монастыря.

Вечерний звон (http://www.youtube.com/watch?v=_zz9c5aRBvU#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 07 Август 2014, 11:50:17
Про Пера

                     Норвежские народные стихи.
                     Перевод Ю.Вронского

У Пера когда-то корова была,
У Пера когда-то корова была,
У Пера когда-то корова была,
Совсем неплохая корова,
Совсем неплохая корова.

Но все же на скрипку ее он сменял,
Но все же на скрипку ее он сменял,
Но все же на скрипку ее он сменял,
На старую добрую скрипку,
На старую добрую скрипку.

Припев:
       Бывало, играет на скрипке скрипач-
       Все мальчики в пляску, а девочки- в плач.
       А то поведет он смычком- и тотчас
       Все мальчики в хохот, а девочки- в пляс.


Со временем стал, как булыжник, он стар,
Но скрипку менять на корову не стал,
Он сделался стар, точно северный мох,
Но скрипку сменять на скотину не смог.

       Бывало, играет на скрипке скрипач-
       Все мальчики в пляску, а девочки- в плач.
       А то поведет он смычком- и тотчас
       Все мальчики в хохот, а девочки- в пляс.

Хорошая аранжировка известной песни А.Суханова:
Александр Суханов - Про Пера. (http://www.youtube.com/watch?v=wGk12vpDNhQ#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 09 Август 2014, 16:45:27
…Они сидели в большом зале рудничного клуба. Оркестр, приехавший из Свердловска, играл «Болеро».

Удивительной и непривычной была для слуха Наташи эта музыка. Собственно, музыки в первых тактах не было. Неподвижно сидели все музыканты на эстраде.. Почти недвижим был и сам дирижёр – только чуть-чуть подрагивала мерно в его руке, прижатой к талии, палочка да возле него, в самой серёдке молчавшего оркестра, едва слышно что-то поцокивало однообразно, сухо, настойчиво, в одном и том же, лишь слегка, двухоборотно смещающемся, попеременно проступающем ритме. И вот постепенно, как бы приближаясь, это упорно повторяющееся звучание становилось всё громче, громче, явственней, решительней, и на него отзывался, подчиняясь тому же двойному, попеременно распоряжающемуся чёткому ритму, один инструмент за другим. И он, этот ритм, облёкся в робкую сперва мелодию, которая бежала по оркестру от флейты к скрипкам, от скрипок – к виолончелям, от виолончелей – к фаготам, как бежит по магниевому шнуру огонь, зажигающий свечу за свечой на ёлке. Все неодолимее, все могущественнее становился этот властный попеременный ритм, настойчивый, немного придыхающий, неодолимо, такт за тактом вовлекающий в своё движение все силы оркестра. И мелодия, послушная ему, с каждым тактом насыщалась всё новыми и новыми оттенками. Вот она уже завладела всеми инструментами, и то, что было недавно ещё едва слышным, цокающим стуком барабанчика, теперь стало жадным, лихорадочным и набатным зовом широко раззвучавшейся темы. Она пробивалась от одной группы инструментов к другой, все более разрастаясь, открываясь во всей своей повелительной мощи. Ритм несколько убыстрился, а мелодия все повторялась и повторялась. Она гремела уже оглушительно, почтя истошно. Казалось, сейчас она изнурит и музыкантов и не хватит больше сил слушать её, требовательную, всеисчерпывающую, прошедшую через все инструменты, сыгранную и так, и эдак, и ещё совсем по-новому, и потом опять, ещё раз по-другому… И когда, казалось, звучание уже достигло предела, истощив все свои возможности, и, торжествующе владея всем залом, подчиняло себе безоговорочно биение всех сердец, в музыке произошёл какой-то короткий внезапный сдвиг – и в скользящей лавине звучаний, вовлёкшей все инструменты оркестра, всё оборвалось и смолкло…

Наташу совершенно половил этот изнурительный двойной, попеременно повторяющийся странный ритм и как будто однообразное, но могучее движение музыки. Зал аплодировал, а она сидела неподвижно, прерывисто дыша, вся ещё во власти только что оборвавшихся звучаний.

– «Болеро», – тихо пояснил ей Чудинов. – Фанатический танец, особая магия ритма. Но хотите смейтесь, хотите верьте, есть в нём что-то похожее на наш двухшажный попеременный ход, честное слово. Вы заметили? Тут тоже попеременно повторяется одна и та же музыкальная фигура, а потом берётся разгон и включаются все силы, используются все возможности… полная отдача! Кажется, уж нечего больше выкладывать, а оказывается, можно ещё вот и так… и под конец ещё один, почти исступлённый рывок, бурный спурт и финиш… Люблю я эту штуку!

Кассиль
Ход белой королевы

BOLERO-RAVEL (http://www.youtube.com/watch?v=3-4J5j74VPw#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Gemma от 09 Август 2014, 17:10:55
– «Болеро», – тихо пояснил ей Чудинов. – Фанатический танец, особая магия ритма.
:clap:

И как только такие слова находят!!  :bravo:
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 09 Август 2014, 17:17:22
Сама сегодня перечитывала - и прямо сразу сюда потащила. :)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Вэл от 10 Август 2014, 10:36:23
— То была удивительно светлая мелодия, — пробормотал я, вслушиваясь в печальные вздохи хора.
Борисоглебский понимающе кивнул.
— Не знаю у Баха более светлой композиции, чем "Магнификат", — сказал он, перебирая пластинки на нижней полки. — У нас его не исполняют, но тут есть хорошая запись со штутгартским барок-хором…
Он опустил белую змейку адаптера на диск. Два хора — мужской и женский — начали причудливое полифоническое соревнование, скорее похожее на изящный придворный танец, чем религиозное песнопение.
— Что церковного в этом композиторе?
Но я не успел ответить. Первая, хоровая часть композиции закончилась, лёгкая, почти невесомая мелодия менуэта заполнила комнату, и, как естественное продолжение ее, из тонких струнных пассажей родилась ария: "Et exultavit spiritus mius!"
Это была та самая ария! Наивная, исполненная веры и вместе с тем немного кокетливая, тонкая, как струна, но и глубокая, властная. "Et exultavit spiritus mius!" "И возрадовался дух мой": это было понятно без словаря.
— Она! — сказал я, боясь спугнуть мелодию. — Она!
Был один шанс из тысячи, ускользающий, счастливый номер в бешеном лотерейном колесе — и он достался-таки мне.
— Поставьте ещё раз, — попросил я.
Снова, как вьюнки, сплетаясь, потянулись вверх два пятиголосных хора. На исходе третьей минуты их сменил менуэт. Я понял, что до конца жизни не забуду эту мелодию.

Виктор Смирнов "Прерванный рейс"

https://www.youtube.com/v/watch?v=LOnLx6fRLbI
Bach - Magnificat - 2 - Et exsultavit
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 30 Август 2014, 00:15:24
Он танцевал…

Невесомая тень погибшей Эллис плыла на его руке, запрокинув голову, полоща чуть не по самым камням свои бессмертные багряные власы. Как томный шелковый лоскут, она плыла на его руке, и он плыл, колыхался в такт с нею на весеннем ветру единым сдвоенным телом – правая рука согнута в локте, левая умоляюще протянута, – сквозь насмешливо-чувственный лабиринт «Минорного свинга», кружась, перехватывая, бросая ее на другую руку, перебирая сложный контрапункт мельчайших движений, будто вызывал, вытанцовывалдуха из царства тьмы.

Его позвоночник, шея, чуткие плечи, кисти рук и ступни ног проходили каждый сантиметр ритмического рисунка сложного и упоительного танца; он кружился и перехватывал, и, выпятив подбородок, бросал на левый локоть невесомую хрупкую тень, то устремляясь вперед, то останавливаясь как вкопанный, то хищно склоняясь над ней, то прижимая ее к груди…

Он сновал вокруг нее в стремительном, изломанном и распутном танце, горячей ладонью оглаживая пустоту, привлекая эту пустоту к себе на грудь и застывая в мгновенной судороге страсти.

Звуки знаменитого свинга улетали, истлевая над Влтавой: последний привет драгоценной пустоте под его правым локтем; поминальный танец по малютке Эллис – погибшей, потерянной кроткой Эллис; по его совершенной кукле, по его шедевру, по его абсолютному, бестелесному, ничем не замутненному счастью…

Синдром Петрушки
Рубина

Minor Swing Django Reinhardt & Stéphane Grappelli (http://www.youtube.com/watch?v=rBO3CAuQQKI#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Марфенька от 30 Август 2014, 20:49:44
Я хочу рассказать об одной фразе, которая преследовала меня... по меньшей мере лет десять прежде чем из хохмы превратилась в прекрасную музыку - такая это была странная связь.
"Двенадцать стульев" я, наверное, лет в 11-13 прочла впервые и потом еще перечитывала. И почему-то всегда "цеплялась взглядом" за этот абзац.
 
Цитировать (выделенное)
И, не дождавшись ответа как громом пораженного  Александра
Яковлевича,  снял "Эклер" со ржавого гвоздя, без предупреждения
разбил капсулю  и  быстро  повернул  конус  кверху.  Но  вместо
ожидаемой  пенной  струи конус выбросил из себя тонкое шипение,
напоминавшее старинную  мелодию  "Коль  славен  наш  господь  в
Сионе".
Как же мне хотелось узнать, что это за такая старинная мелодия, как она звучит вообще, и вообще - как может быть рядом Господь - и огнетушитель. Но интернетов не было, просветить меня никто не мог, духовной литературы особенно дома не держали - словом, только после двадцати лет мне удалось это услышать. И сейчас я очень люблю петь этот гимн, одна, дома, во весь голос.  :) Ну, и в хорошем исполнении слушать - тем более.
60.Коль славен наш Господь в Сионе (http://www.youtube.com/watch?v=UwKkWLl04uY#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 22 Сентябрь 2014, 20:24:38
"Прощальная" симфония Гайдна получила свое название благодаря финалу. Во время исполнения музыканты один за другим постепенно покидают сцену. Так «папаша Гайдн», как его называли музыканты, намекнул своему покровителю князю Николаю, что музыканты заждались отъезда из летнего поместья Эстергазы в теплый Айзенштадт, и на следующий же день после премьеры отъезд был назначен.

Гайдн. Прощальная симфония (http://www.youtube.com/watch?v=zO7H8CD4KM0#)

Счастье


Я люблю эти дни, когда замысел весь уже ясен и тема угадана,
а потом все быстрей и быстрей, подчиняясь ключу,-
как в "Прощальной симфонии" - ближе к финалу - ты помнишь,у Гайдна -
музыкант, доиграв свою партию, гасит свечу
и уходит - в лесу все просторней теперь - музыканты уходят -
партитура листвы обгорает строка за строкой -
гаснут свечи в оркестре одна за другой - музыканты уходят -
скоро-скоро все свечи в оркестре погаснут одна за другой -
тихо гаснут березы в осеннем лесу, догорают рябины,
и по мере того как с осенних осин облетает листва,
все прозрачней становится лес, обнажая такие глубины,
что становится явной вся тайная суть естества,-
все просторней, все глуше в осеннем лесу - музыканты уходят -
скоро скрипка последняя смолкнет в руке скрипача -
и последняя флейта замрет в тишине - музыканты уходят -
скоро-скоро последняя в нашем оркестре погаснет свеча...
Я люблю эти дни, в их безоблачной, в их бирюзовой оправе,
когда все так понятно в природе, так ясно и тихо кругом,
когда можно легко и спокойно подумать о жизни, о смерти, о славе
и о многом другом еще можно подумать, о многом другом.

Юрий Левитанский
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 07 Апрель 2015, 08:12:21
 
Верочке такого не было дано. Она думала,  что сможет жить, как  живут другие: давать  счастье мужу, воспитывать  детей,  встречаться  с  интересными людьми,  уделять  внимание музыке, литературе, достойно и благообразно стареть. Ничего этого не могла и не  умела  Верочка.  Она умела  лишь  одно - любить Рахманинова. И когда это оказалось  невозможно, ей не для  чего стало жить.  При таком больном сердце уйти легко. Она словно разжала руки, только и всего. Ей было тридцать четыре года...
...В  память  Ивановки и  того  странного  лета,  когда  запоздало  и  мощно забродило   сиреневое   вино,  Рахманинов  написал  свой  самый   нежный  и взволнованный  романс  "Сирень".  Там есть удивительная, щемящая, как взрыд, нота. То промельк Верочкиной души, откупленный любовью у вечности.

"Сирень" Нагибин

Ирина Архипова. Сирень (http://www.youtube.com/watch?v=QL-b7g0RmEo#)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Gemma от 08 Апрель 2015, 08:53:35

Между тем наступил вечер. Засветили лампу, которая, как луна, сквозила в трельяже с плющом. Сумрак скрыл очертания лица и фигуры Ольги и набросил на нее как будто флёровое покрывало; лицо было в тени: слышался только мягкий, но сильный голос, с нервной дрожью чувства.
Она пела много арий и романсов, по указанию Штольца; в одних выражалось страдание с неясным предчувствием счастья, в других — радость, но в звуках этих таился уже зародыш грусти.
От слов, от звуков, от этого чистого, сильного девического голоса билось сердце, дрожали нервы, глаза искрились и заплывали слезами. В один и тот же момент хотелось умереть, не пробуждаться от звуков, и сейчас же опять сердце жаждало жизни...
Обломов вспыхивал, изнемогал, с трудом сдерживал слезы, и еще труднее было душить ему радостный, готовый вырваться из души крик. Давно не чувствовал он такой бодрости, такой силы, которая, казалось, вся поднялась со дна души, готовая на подвиг.
Он в эту минуту уехал бы даже за границу, если б ему оставалось только сесть и поехать.
В заключение она запела Casta diva: все восторги, молнией несущиеся мысли в голове, трепет, как иглы, пробегающий по телу, — все это уничтожило Обломова: он изнемог.
— Довольны вы мной сегодня? — вдруг спросила Ольга Штольца, перестав петь.
— Спросите Обломова, что он скажет? — сказал Штольц.
— Ах! — вырвалось у Обломова.
Он вдруг схватил было Ольгу за руку и тотчас же оставил и сильно смутился.
— Извините... — пробормотал он.
— Слышите? — сказал ей Штольц. — Скажи по совести, Илья: как давно с тобой не случалось этого?
— Это могло случиться сегодня утром, если мимо окон проходила сиплая шарманка... — вмешалась Ольга с добротой, так мягко, что вынула жало из сарказма.
Он с упреком взглянул на нее.
— У него окна по сю пору не выставлены: не слыхать, что делается наруже, — прибавил Штольц.
Обломов с упреком взглянул на Штольца.
Штольц взял руку Ольги...
— Не знаю, чему приписать, что вы сегодня пели, как никогда не пели, Ольга Сергеевна, по крайней мере я давно не слыхал. Вот мой комплимент! — сказал он, целуя каждый палец у нее.

Casta Diva (Maria Callas) (http://www.youtube.com/watch?v=TYl8GRJGnBY#noexternalembed)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 30 Май 2015, 22:27:43
"Прощальная" симфония Гайдна получила свое название благодаря финалу. Во время исполнения музыканты один за другим постепенно покидают сцену. Так «папаша Гайдн», как его называли музыканты, намекнул своему покровителю князю Николаю, что музыканты заждались отъезда из летнего поместья Эстергазы в теплый Айзенштадт, и на следующий же день после премьеры отъезд был назначен.


У Самойлова

45-я Гайдна
Исчерпан разговор. Осточертели речи.
Все ясно и наглядно.
Уходят наши дни и задувают свечи,
Как музыканты Гайдна.

Брать многого с собой я вовсе не хочу:
Платок, рубашка, бритва.
Хотел бы только взять последнюю свечу
С последнего пюпитра.

Когда свой приговор произнесу в ночи
Под завыванье ветра,
Быть может, отрезвлюсь, увидев, как свечи
Истаивает цедра.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 07 Июль 2015, 22:26:09
Игорь Северянин

ГРИГ

Тяжелой поступью подходят гномы
Все ближе. Здесь. Вот затихает топ
В причудливых узорах дальних троп
Лесов в горах, куда мечты влекомы.

Студеные в фиордах водоемы.
Глядят цветы глазами антилоп.
Чьи слезы капают ко мне на лоб?
Не знаю чьи, но как они знакомы!

 Прозрачно капли отбивают дробь.
В них серебристо-радостная скорбь.
А капли прядают и замерзают.

Сверкает в ледяных сосульках звук.
Сосулька сверху падает на луг.
Меж пальцев пастуха певуче тает.

1927


Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Юлия Белова от 17 Июль 2015, 09:53:50
Из темы "Костюмы, прически, танцы в истории и литературе"

"Мерлезонский балет"

Вслед за героями книг...


Была когда-то такая детская книга Бориса Бродского. Она и сейчас есть и, надеюсь, продолжает интересовать всех тех, кому хочется узнать больше о любимых персонажах. Ведь люди наверняка продолжают читать и "Спартака", и "Трех мушкетеров", и "Айвенго";... Я хочу в это верить...
Но речь сейчас не об этой книге. Речь о продолжении того, что сделал для читателей Б. Бродский. Небольшой рассказ на тему "Как оно было в действительности" о романе Дюма "Три мушкетера". Вы ведь не думаете, что Бродский рассказал о персонажах романа все, что было возможно?
Так уж получилось, но в наше время упоминание в романе многих имен, событий и названий перестало быть понятно так, как было понятно во время Дюма. И если со старанием писать комментарии к "Трем мушкетерам", то по объему они сравняются с романом, а, возможно, и превзойдут его. К тому же, благодаря десяткам экранизаций читатели/зрители начинают путать, что они помнят из книги, а что из очередного фильма (наверное, стоит все же перечитать роман — гарантирую, что многие обнаружат там совершенно незнакомую им историю). А некоторые выражения давно стали мемами. К примеру слова "Мерлезонский балет". Что этот мем означает сейчас, знают все. Но все же, что эти слова значали изначально?.
Давайте откроем роман Дюма. Итак:
— Дайте бал. Вы знаете, как королева любит танцы. <...>
— Господин кардинал, ведь вам известно, что я не любитель светских развлечений.

Так написано в романе Дюма. Но как было на самом деле?
А на самом деле Людовик Тринадцатый получил блестящее музыкальное образование и музыку любил, а также любил и все связанные с ней развлечения. Он был прекрасным скрипачом, танцором и... композитором. Сейчас считается, что Людовик де Бурбон был одним из лучших композиторов раннего барокко.
И вновь возвращаемся к Дюма.
На следующий день весь Париж только и говорил что о бале, который городские старшины давали в честь короля и королевы и на котором их величества должны были танцевать знаменитый Мерлезонский балет, любимый балет короля.
И здесь Дюма много нафантазировал. "Мерлезонский балет" был не просто любимым балетом короля — он был творением Людовика XIII от начала и до конца. Людовик был автором сюжета, музыки, хореографии балета, эскизов костюмов и декораций. А посвящен балет был другой страсти короля — охоте. Слова "Мерлезонский балет" переводятся как "Балет об охоте на дроздов". Строго говоря, слово "merlaison" было неологизмом XVII века и тоже изобретением Людовика. Брошюра либретто балета сохранилась. В ней 6 страниц, познакомиться с ними вы можете на сайте Национальной библиотеки Франции: http://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k71947s/f1.image (http://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k71947s/f1.image) .
У Дюма представление балета состоялось 3 октября 1626 года, но в реальности это произошло гораздо позже и не в Парижской ратуше. Первое представление — 15 марта 1635 года в королевском замке Шантильи, второе представление — 17 марта того же 1635 года в аббатстве Ройомон.
И опять возвращаемся к тексту Дюма.
Король первым вышел в зал; он был в изящнейшем охотничьем костюме. Его высочество герцог Орлеанский и другие знатные особы были одеты так же, как он. Этот костюм шел королю как нельзя более, и поистине в этом наряде он казался благороднейшим дворянином своего королевства.
А вот и нет! Дюма описывал "Мерлезонский балет" как обычный бал, но все же это был именно балет со своим сюжетом. Но король, хотя и любил танцевать, взял для себя лишь две маленькие роли — сначала торговки (!) приманками в 3 акте, а потом крестьянина (!) в 13 акте. Пройдут десятилетия и наследник Людовика будет брать для себя в балетах исключительно главные роли. Ну, в самом деле, какие торговки, какие крестьяне... Аполлон или сразу Солнце — вот роли для короля.
И опять слово Дюма:
Балет продолжался час; в нем было шестнадцать выходов.
Здесь Дюма почти прав. В балете действительно было 16 актов, а вот длился он, судя по всему, дольше. Рукопись музыки балета сохранилась, но ее все равно надо было восстанавливать. В результате получилось, что балет длится 102 минуты.
Хореография балета не сохранилась, что не удивительно. Но сохранились книги с описаниями танцев эпохи. С их помощью в 2011 г. хореограф Кристин Бейль постаралась воссоздать балет, создав очаровательную смесь танцев двух эпох — ренессанса и барокко. Вот маленький фрагмент балета (это бранль с элементами гальярды). Поскольку встроить эту запись не удается, то вот ссылка: http://www.numeridanse.tv/en/video/578_le-ballet-de-la-merlaison (http://www.numeridanse.tv/en/video/578_le-ballet-de-la-merlaison)
И еще немного музыки короля-композитора:
https://www.youtube.com/watch?v=9_hzj95aqMo (https://www.youtube.com/watch?v=9_hzj95aqMo)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 17 Июль 2015, 10:42:30
С удовольствием послушала.
Очень подходит к выстриженным паркам Версаля. :)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 17 Февраль 2016, 23:28:16
Она подошла, спросила по-русски:
- Можно тут приземлиться?
Сняла с шеи камеру (как из хомута выпряглась) и положила на стол, за которым Леон сосредоточенно выклевывал из баночки вишневый йогурт.
Он не отвлекся от своего занятия. Неторопливо отправил в рот очередную порцию, поднял недоуменные глаза и, слегка разведя руками - в левой баночка, в правой ложка, - смущенно проговорил:
- Sorry, I don’t understand Thai.
- Да ладно тебе, - удивилась она. - Я видела, как ты пел "Стаканчики граненыя".
Плюхнулась на скамью напротив и, подперев кулаком подбородок, с оживленной улыбкой уставилась в его непроницаемое лицо.
- Не пугайся, никакой мистики: просто я глухая.
Привычным пояснительным жестом ладони взметнулись к ушам и упорхнули в стороны:
- Глу-ха-я! Читаю по губам.
Он по-прежнему смотрел на нее с вежливым недоумением.
Она слегка смутилась, подумала - может, и впрямь почудилось? Соскучилась по отцу, давно не слышала русский, ну и… показалось. И перешла на английский:
- О’кей, все в порядке. Значит, ошиблась. Просто эта штука сильно приближает, когда нужно, - она кивнула на свой Canon. - Я фотограф, сняла вас на той смешной доске… для серфинга, да? Вы как бы на воде танцевали, хороший кадр.
Он приветливо улыбнулся, кивнул. Спросил:
- Вам заказать кофе?
- О, пожалуйста!

Русская канарейка
Дина Рубина

Петр Лещенко
Стаканчики граненые

Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 17 Февраль 2016, 23:54:23
Человек большого таланта и трагической судьбы...  :sigh:
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Tankay от 01 Ноябрь 2016, 23:45:22
Чрезмерное увлечение популярными песенками может очень навредить.
Вот что произошло в обычном классе на уроке математики.

Элфи садится, засовывает в парту свою расползающуюся по швам сумку, извлекает из неё тоненькую тетрадку. На обложке тетради - её собственноручная надпись: "Песенник". Красивыми большими буквами, а заглавное "П" ещё и обведено красным.
Элфи собирает модные песенки - "шлагеры". Она их очень любит. А в школе страсть как ненавидит уроки пения, на которых заставляют тянуть "До-ре-ми...", и до смерти обожает "Не отдам никому, ты судьбой мне назначен" или, скажем, "Сулико" Ну разве не прелесть: "Я могилу милой искал, но её найти нелегко"?..
Записывает Элфи только слова песен. Нот она не знает, да и ни к чему они ей: у неё хороший слух, она легко и быстро запоминает любую песню на слух. А вот слова она записывает прилежно и постоянно зубрит их наизусть. Не робеет она - всему миру на удивленье - даже перед иностранными текстами. Например, перед французскими. В самом начале тетрадки у неё, например, слова песни "Жатандре". Разумеется, в её собственной транскрипции: "Жатандре ле жур э ла нюи" И немножко дальше ещё: "Парле муа дамур..." Неправильно? Подумаешь! Она же не знает французского и даже не уверена, по-французски ли это?.. Зачем ей знать? Совсем незачем. Она ведь любит только песни.
Погодите, разве кто-нибудь слышал, как Элфи поёт? Поёт Элфи, только оставшись одна, когда бабушка и дедушка уходят из дому, да и то вполголоса, себе под нос, забившись в уголок дивана. Или в школе, когда в классе шум и гам и на неё никто не обращает внимания.
Элфи напевает себе под нос самый модный "шлагер", заглядывая в тетрадку, разложенную у неё на коленях. Это способ позволяет и на уроке заглянуть в песенник, спрятанный под партой.
Начинается песенка словами: "Белла, Белла донна, Белла, Белла миа". Неважно, что слова непонятные, но Элфи решила, что песня и на чужом языке адресована прямо ей, Белочке. (Элфи дома называли Белочкой)
Первым уроком была математика, её преподаёт тётя Хильда - бледная, нервная, миловидная молодая женщина. главное на её уроках - это тишина. Болтовни она не терпит, чуть что - начинает стучать по столу. И вдруг в классе раздаётся тоненький, тихий, но всё же совершенно отчётливый голос: "Белла, Белла донна".
Учительница вскинула голову, а весь класс сначала украдкой, а затем всё откровеннее захихикал. Сама Элфи ещё не совсем очнулась, а только подняла голову и удивлённо вздёрнула вверх брови. При виде этого класс захохотал ещё громче; девочки поняли, что произошла: Эльвира Варга пела на уроке свои "шлагеры"! Из своей тетрадки! Смотрела, смотрела в неё, пока совсем не забыла, где находится, и запела вполголоса.
- Варга! - взорвалась тётя Хильда. - Это что ещё такое?
Элфи, покраснев, встала.
- Может быть, ты решила, что у нас урок пения? - спросила учительница. - В таком случае иди к доске, можешь петь здесь.
Класс продолжал хохотать. Элфи в замешательстве направилась к доске, но не с тетрадкой по математике, а со своим злополучным "песенником". Тётя Хильда перегнулась через стол, выхватила у Элфи тетрадь и раскрыла её.
- Ну что ж, понятно! - воскликнула учительница. - Эльвира Варга так хорошо знает математику, что наша работа её совершенно не интересует. Вы только посмотрите: "В слезах моя подушка", "Эй, мамбо". Восхитительно! "Белла, белла донна" Ну, так вот, мадемуазель "Белладонна", придётся тебе расстаться с этой роскошной тетрадкой. А взамен её ты получишь красивую, стройную единицу...
"Мадемуазель Белла донна!" Класс сотрясался от хохота. По движению руки учительницы Элфи поняла, что та действительно поставила в журнале единицу. Но теперь ей было совершенно всё равно. Самое главное - тетрадь! И этот позор!
Жока Петц во весь голос объясняла сидевшим вокруг неё девочкам:
- "Белла, белла донна" - итальянская песенка, и первые её слова означают "Моя красивая дама", а дурочка Белка вообразила, что специально ей посвятили "шлагер"!

   Гергей М. "Элфи".

Вот такая история.
А вот и песня, из-за которой так пострадала героиня.



Она и в самом деле была очень популярна. В том числе и в нашей стране.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 23 Декабрь 2016, 22:59:12
Она пробежала пальцами по клавишам и сказала: «Сегодня, пожалуй, Дебюсси. Он на меня меньше злится». Нечто в этом духе. А потом она…

– Погодите, – перебил я. – Она так о нем говорила? Как будто они знакомы?

– Ну да, – беспечно кивнул Питер.

– Как-то странно.

– Отнюдь нет. Концертные пианисты сильно сродняются с мертвыми композиторами. Это неизбежно. Классическая музыка – не просто музыка. Это дневник. Признания во мраке ночи, без купюр. Обнажение души. Возьмем современный пример. Скажем, «Флоренс и Машина». В песне «Космическая любовь»[45] Флоренс последовательно описывает, как темнеет и распадается мир, когда у нее, довольно страстной девушки, разбито сердце. «Звезды, Луна – теперь все погасло». Так вот. У Бетховена и Равеля ровно то же самое. Все свое яростное существо они изливали в музыку. Заучивая произведение, пианист узнает мертвого композитора очень близко – и отсюда вытекают все наслаждения и сложности напряженных взаимоотношений. Музыкант познаёт лживость Моцарта, его острый дефицит внимания. Жажду признания Баха, его нетерпимость к простым решениям. Взрывной темперамент Листа. Неуверенность Шопена. И посему, когда пианист оживляет эту музыку на концерте, на сцене, перед тысячами слушателей, ему очень нужно, чтобы мертвец его поддержал. Потому что он возвращает мертвеца к жизни. Подобно Франкенштейну, гальванизирующему свое чудовище, понимаете? Порой случаются поразительные чудеса. Или рождаются новые чудовища.

Мариша Пессл
Ночное кино
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Tankay от 16 Апрель 2017, 20:54:26
…Они сидели в большом зале рудничного клуба. Оркестр, приехавший из Свердловска, играл «Болеро».

Итак, Равель, танцуем болеро!
Для тех, кто музыку на сменит на перо,
Есть в этом мире праздник изначальный -
Напев волынки скудный и печальный
И эта пляска медленных крестьян...
Испания! Я вновь тобою пьян!
Цветок мечты возвышенной взлелеяв,
Опять твой образ предо мной горит
За отдаленной гранью Пиренеев!
Увы, замолк истерзанный Мадрид,
Весь в отголосках пролетевшей бруи,
И нету с ним Долорес Ибаррури!
Но жив народ, и песнь его жива.
Танцуй, Равель, свой исполинский танец,
Танцуй, Равель! Не унывай, испанец!
Вращай, История, литые жернова,
Будь мельничихой в грозный час прибоя!
О, болеро, священный танец боя!
   Н. Заболоцкий. "Болеро".
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 30 Май 2017, 17:13:51



В. Дмитриев

* * *

Вот так в метро, глаза полуприкрыв,
чтоб стали неразборчивыми лица,
выискиваешь простенько мотив
в колесном перестуке. Но случится -
уничтожая хаос и разлад
сквозь лязганье безумного железа,
застав врасплох, нагрянет Пергoлези,
и ты, чужим страданием объят,
подхваченный неведомым теченьем,
чему-то улыбнешься с облегченьем.


Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: ProstoTak от 01 Июнь 2017, 18:07:02
Стала последнее время поклонницей стихов Виктора Ширали, многие нравятся.
Это стихотворение, наверное, в Музыкальную Тему. Хотела подобрать к нему джазовую композицию и поняла, что подходящей не знаю (просто в джазовой музыке не очень копенгаген) - буду надеяться, что кто-нибудь захочет дополнить.




Виктор Ширали

Джазовая композиция


Саксофон, похожий на безгрудую сирену.
Какая же сирена без грудей?
Но голоса его мы знаем цену.
Но мало голоса,
Чтобы прельщать людей.
В том и беда высокого искусства.

Начнем мелодию
В зевотной тишине,
Где зевы
Сквозь ладонь просвечивают ало.
Итак, начнем.
Закружит в вышине
Мелодия,
Как птичий крик, корява,
Черна, словно воронее крыло,
Когда они сбиваются над полем
И жрут
Колосьев срезанных зерно.
Глаза свои мы в этих зернах помним.

У саксофониста застыли пальцы.
Он греет их, под мышки заложив.
Они белы как мел.
Пиджак ему испачкали.

Греть руки над костром,
Прижав к огню ладони.
Глядеть в него.
Взгляд медленно утонет
В огне задумчивом.
И вкруг слепая ночь,
Как крышка запыленного рояля,
Куда мы отраженья не роняем.

Дай, Господи, и мне такие руки,
Чтоб высекать осколочные звуки.
Как жеребец, на клавиши рояля
Копыта легкие и быстрые роняю.

Дай, Господи, и мне такую волю,
Чтобы предаться радостному полю,
Бежать, и всё,
И лишь искусство бега
Оставить за собой
Подобьем следа.

Глядеть в костер.
Затем, когда погаснет,
Из тлеющих углей выкатывать свой взгляд.
Забыть стихи
Забыть о контрабасе
И то что он похож на лошадиный зад
Который высвечен огнем нетвердым
И знать
Что не один
Что дале
В тьме ночной
Есть круп
Хребет
Кобылья морда
Стекающая травяной слюной
И поутру
На берегу пруда
Сойти в него
Тепло из ног засасывает глина
Руками развести пух тополиный
В воде ночной
Отобразится солнце
Стократ размножено
В глазах рябя
И прозвучит
Пронзительно и чисто
И радостно
Как светлая труба
В губах
Губастого
Как ржанье лошади
Джазиста!
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 01 Июнь 2017, 22:37:26
* * *

Вы знаете - что такое флейта? Что такое серебро на губах?
Это когда сколько звуков не лей ты - мелодию вздохом перебивает Бах.
И рвется музыка, симфонией, недожестом, горячим призвуком, пеною на волне,
И веки дрожат в необъяснимом блаженстве, и каждый звук вздохом живет во мне.
Это страшнее любви, объяснения на свету, это больнее, чем удар любимой руки.
Это, если ты птица, понимать на лету, что не долетишь до середины реки.
Вы знаете, что такое флейта? Это когда проза становится песней,
Это когда грудная твоя клетка становится для тебя тесной,
Ты грызешь фальшивое серебро, выдувая нежность стиха.
А что-то давит тебе в ребро, вынуждая не выдыхать.
Что такое флейта? Клапанная дорога, каждым шагом - на лезвие, каждым шагом на звездный шов.
А мальчик Сережа вышел искать Бога, и до сих пор ищет, и главное, чтоб не нашел.
И здесь не будет мажора, три бемоля в ключе, ищи меня, ищи, я не приду, не откликнусь на нежный зов,
И ты не спросишь меня, не будешь спать на моем плече, сложно постигнуть высшее, не понявши азов,
Ты погибнешь на входе, ты вскинешь брови, застыв в безрадостном понимании,
А в мире давно уже нет любови, есть только ветер, и трава, и есть: "Спасибо, пожалуйста, за внимание",
Ты знаешь, мы точно встретимся летом, так что волнуйся, зови, дрожи,
Смотри, как ели трясут лапами.
Ты знаешь, что назвается флейтой - флейтой зовется моя жизнь.
Переставай нажимать клапаны.

Аля Кудряшева
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Helga от 08 Август 2017, 13:29:50
Рояль, Шопен, Любовь
Людмила Свирская
       
       В роскошном холле пражского отеля "Амбассадор" я ждала своих туристов.
       Вдруг...зазвучал Шопен. Трепетный и нежный вальс номер два си-минор:

Глоток волшебного напитка,
Стоящий в горле, словно ком...
Одна счастливая попытка
Мир переделать целиком...

Я озиралась по сторонам: откуда музыка? И поняла. Шопен игрался на рояле, за которым...никто не сидел! Белые и черные клавиши, виртуозно чередуясь, перебирались сами собой:

Невидимые руки
По клавишам летают.
Невидимые муки
В душе моей не тают.
Невидимые тучи
Божественного танца -
На палубе скрипучей
"Летучего голландца"...

Тут появились мои туристы, и я, навесив на лицо лучезарную улыбку, повела их к выходу. Бросила взгляд на звучащий рояль...

Вот Шопен. Или, хочешь, Лист!
За тебя, для тебя, о тебе...
Как невидимый пианист,
Я скольжу по твоей судьбе.

В связке тонко звенят ключи,
Все скрипичные - на, лови!..
Пусть подольше душа звучит
В си-миноре моей любви.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 08 Август 2017, 16:28:48
а вот и сам вальс.

https://youtu.be/xx6-LfqOG0Q
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Tankay от 30 Август 2017, 23:53:40
Музыкальная репетиция перед праздником Камо — большое наслаждение. Слуги ведомства двора высоко поднимают длинные сосновые факелы. Втянув голову в плечи от холода, они тычут концы горящих факелов во что попало.

Но вот начинается концерт. Звуки флейт особенно волнуют сердце. Появляются юные сыновья знатнейших вельмож в церемониальной одежде, останавливаются возле наших покоев и заводят с нами разговор.

Телохранители потихоньку велят толпе посторониться, расчищая дорогу своему господину. Голоса их, сливаясь с музыкой, звучат непривычно красиво.


Во времена Сей-Сёнагон, которой принадлежит это описание, был популярен  музыкальный стиль гагаку.



Гагаку (яп. 雅楽, букв. «изысканная музыка») — жанр японской классической музыки. Гагаку зародилось около 1300 лет тому назад как вид исполнительского искусства для императорского двора и сочетает в себе различные музыкальные и танцевальные стили — некоторые из них пришли из континентальной Азии через Китай и Корейский полуостров, другие из Японии. За прошедшие века гагаку очень мало изменилось, это одно из уникальнейших традиционных исполнительских искусств мира.
С проникновением в период Нара (710—794) в Японию из Китая китайского кото (кото-со, цитры) и пипа (бива, лютни) принято связывать зарождение жанра гагаку. Становление жанра происходило в период Хэйан (795—1185), когда представления гагаку давались потомственными музыкантами при императорских дворах. В период Камакура (1185—1333), с приходом к власти военных, основная сцена гагаку переместилась из императорского дворца в дома высшей аристократии.

Лил дождь, во дворце воцарилась скука.

Придворные были приглашены в покои государыни, и там начался концерт. Сёнагон Митиката превосходно играл на лютне-бива. Ему вторил Наримаса на цитре-со, Юкиёси — на флейте и господин Цунэфуса — на многоствольной флейте. Это было чудесно!




Итак лютня-бива.

(https://file-up.net/big_a7e92f4e517291b0a020170830214839.jpg)

На лютне играет женщина, сидящая лицом к зрителю. А рядом - цитра-со.

Зачастую представления гагаку сопровождались классическим танцем бугаку.

Со стороны дворца Дзёкёдэн донеслись напевы флейты и стук барабана. Я не могла дождаться, когда же появятся танцоры. Наконец они показались возле бамбуковой ограды. Шествуя вереницей, танцоры пели старую песню страны Адзума «На берегу Удо» . Когда же заиграли цитры, я от восторга забыла все на свете.

И вот тогда выступили вперед двое танцоров для первой пляски. Соединив свои рукава, в точности как надлежит, они стали на западной стороне деревянного помоста, лицом к государю. Вслед за ними на помост взошли другие танцоры. Торжественно топнув ногой в такт ударам барабана, главный танцор плавным движением рук справил шнуры своей короткой безрукавки-хампи, воротник верхней одежды и шапочку… А потом началась первая пляска под звуки песни «Маленькие сосны». Это было волнующе прекрасно!

Я была бы готова целый день без устали смотреть, как широкие рукава кружатся, словно колеса, но, к моему горю, пляска слишком скоро кончилась. Я утешала себя мыслью, что сейчас начнется другая.

Музыканты унесли цитры, и из-за бамбуковой ограды снова появились танцоры. Великолепная картина! Их одежды из блестящего алого шелка в вихре пляски стлались за ними, змеились и перевивались… Но когда я пытаюсь рассказать об этом словами, все — увы! — становится таким бледным и обыкновенным!





Иритэ - короткая прелюдия к бугаку. Удары барабанов отмечают шаги танцоров. Этой же музыкой сопровождается уход танцоров в конце представления.



Помню, в день празднества Камо, еще до того, как танцоры появились пред лицом императора, флейты начали играть где-то позади помоста для танцоров… Ах, с каким восторгом я слушала!

Вдруг в самой середине напева вступили бамбуковые свирели и стали играть все громче и громче.

Тут уж даже дамы, у которых были самые красивые прически, почувствовали, что волосы у них встают дыбом!

Но наконец постепенно все струнные и духовые инструменты соединились вместе в полном согласии — и музыканты вышли на помост. До чего же это было хорошо!
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 31 Август 2017, 00:03:50
Таня, спасибо большое! Очень интересно!  :isumitelno:  :good:
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Tankay от 31 Август 2017, 00:07:32
А я ещё раз посожалею, что нет у нас возможности размещать аудиа. Потому что есть очень интересные композиции, которые я на видео не встретила пока.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 31 Август 2017, 00:14:25
Я думаю, со временем решим и этот вопрос.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 30 Ноябрь 2017, 22:58:25


Скрипач

Четвёртый день хлестали ливни с гор...
В таверне ни души. Дымит камин.
Напрасно дверь хозяин отворяет
И, ёжась от пронизывающего ветра,
Взирает на размытую дорогу
В надежде на богатую карету.
Но даже нищих в этот день не видно...
И он печально затворяет двери,
Ногой пихает жирного щенка,
И, тяжело вздохнув, идёт к камину,
И руки потирает над огнём...

Потом стемнело.
                           Свеч не зажигали,
Камин почти погас уж, а по стёклам
Всё тот же серый ливень молотил,
Порою перемешиваясь с градом,
Когда внезапно постучали в дверь.
На властный стук хозяин побежал,
И дверь открыл, и отступил на шаг,
Испуганно пришельца пропуская.
Тот тёмен был. С него вода стекала,
Он весь насквозь промок, из-за того что
Широкий плащ его был снят — он что-то
Плотнее завернул в него и свёрток
Прижал к груди, как сына. И сказал
Пришелец:
                  — Дай мне место у огня,
Чтоб высохнуть. Немного хлеба с сыром,
Глоток вина, ночлег на сеновале —
Вот всё, что нужно мне на этот раз. —
И, подбоченясь, отвечал хозяин:
— Немного хочешь ты, как я гляжу.
Ну что ж, дружок, выкладывай монету —
И мигом будет всё перед тобой.
— Уж третий день, как я последний грош
Отдал за два кусочка канифоли...
Я музыкой плачу тебе. —
                                        И он
Стал у окна развёртывать свой плащ,
И из плаща достал футляр скрипичный,
А из футляра — скрипку,
                                        и огонь
Сверкнул и ожил в потемневшем лаке.
— Что музыка твоя, скажи на милость?
Тут это не ходячая монета.
За музыку твою я дать могу
Лишь запах блюд, дымящихся из кухни.

— Ты музыки хотел?
                                Ну что ж, держи! —
И что-то в темноте швырнул.
                                              И вот
Хозяин ясно-ясно услыхал,
Как полновесный золотой дублон
Упал на пол и покатился в угол.
За ним — другой.
                            Ей-богу, отродясь
Я не слыхал монеты полновесней!
И наклонился жадно,
                                  но едва
Он золото хотел рукой нащупать —
Ещё дублон! Совсем в другом углу
Упал дублон. Он услыхал по звону
Чистейший, полновеснейший дублон!
И сразу три! Боясь со счёта сбиться,
Он слушает, но тут теряет счёт
И, тяжело упав на четвереньки,
Ползёт и шарит золото.
                                     Вот рядом
Упал дублон...
                         Ещё...
                                    О, сколько ж их!

Дублон! И сразу три!
                                  И вновь дублон...
Он шарит, задыхается и шарит,
А под руками — только комья грязи,
Слетевшие с усталых сапогов.
А тот швыряет золото горстями:
Дублон! Ещё дублон! Одни дублоны.
И в мире не осталось больше звуков,
Как этот золотой, тяжёлый дождь.
Звон капель полновесных золотых,
Они летят, срываются, звенят,
И катятся, и катятся дублоны,
Большие полновесные дублоны!
O, хоть один нащупать бы рукой...
Но ничего! О, где же, где они?
Тогда он на пол сел в изнеможенье
И закричал:
                    — Огня! Скорей огня! —
Но только крик его метнулся в стены —
Всё смолкло...

И скрипач смычок отвёл
Широким жестом. Как свою рапиру
Отводит победивший шевалье.

1940

Борис Смоленский (1921—1941)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 30 Ноябрь 2017, 23:02:41
Мандола

Лакированный, пузатый,
Друг мой, нежный и певучий,
Итальянская мандола —
Восемь низких гулких струн...
В час вечерний и крылатый
Ропот русских перезвучий —
Слободская баркарола —
Налетает, как бурун...

Песня бабочкой гигантской
Под карнизами трепещет,
Под ладонью сердце дышит
В раскачавшейся руке...
В этой жизни эмигрантской
Даже дождь угрюмей хлещет...
Но удар струну колышет —
Песня взмыла налегке.

В старой лампе шепот газа.
Тих напев гудящих звеньев:
Роща, пруд, крутые срубы,
Приозерная трава...
"Из-под дуба, из-под вяза,
Из-под липовых кореньев", —
Вторя песне, шепчут губы
Изумрудные слова.

<1923>
Саша Черный

Из "Первого знакомства":
В школьной зале глухой стук, жужжание и кто-то поет тоненьким голоском.
— Что там, Игнат?
— А ткачихи — толкачевская Дуня да Саша Плотникова, — пренебрежительно отвечает сторож, — акушерке полотенца ткут.
Вхожу и здороваюсь. Дуня похитрее: лисье личико, быстрые глаза, худенькая. Одной рукой колесо вертит, другой катушку придерживает, нитки мотает. Остановилась и петь перестала. Саша посолиднее: опустила глаза на холст, стучит станком и головы не подымает. На обеих платки до глаз.
— Что ж вы, Дуня, не поете?
— Уйдете, запою.
— Разве я вам мешаю?
Переглядывается с Сашей и прыскает.
— Ну, что ж. Мешаю, так уйду!
...
— Вы не уходите, я так… — дружелюбно обращается ко мне Дуня.
Я сажусь на скамью.
— Что это вы пели?
— Песню.
— Какую?
— Да так, песня. Деревенская.
— А вы расскажите мне ее.
— Зачем вам?
— Интересно. Городские знаю, а ваших нет. Расскажите, а я запишу.
«Запишу» озадачило ее.
— Зачем писать, я так скажу.
— Лучше уж я запишу, а то все забуду. С собой в город повезу, память будет.
Пошепталась с Сашей, подумала и решительно тряхнула головой.
— Пишите. Какую, Саша, сказывать?
— «Приехал гусарик», — тихо отвечает Саша, не отрываясь от работы.
— Только речами трудно сказывать…
— Так вы пойте. Вот как до меня, и нитки свои мотайте. Я не хочу вам мешать.
Дуня смутилась и петь отказалась.
— Пишите:
Приехал гусарик
Из нового полку.
Недавно приехал,
Опять уезжает.
Его расхорошая
Плачет и рыдает,
Плачет и рыдает,
На ночь оставляет.
Песня была длинная, глупая, отзывалась каким-то особым, лакейски-писарским романтизмом. Диктовала Дуня превосходно. Кружила колесо и косилась глазом на мой карандаш, чтоб не поспешить и не отстать. Записал.
— Хороша?
— Нет, не хороша.
— Вот видите, а сами просите…
— Вы не сердитесь, Дуня. Ведь песня-то не ваша?
— Шахтерская.
— Вот видите! А вы скажите вашу, деревенскую.
Опять пошептались.
— Пишите:
Горько мне, горько калинушку кушать,
Горчей того нету за старым за мужем.
За старым за мужем ни игры, ни потехи,
Ни тихоговорья, ни ласкового слова.
Он спать ложится, как дуб валится,
Распустил свои сопли по моим по подушкам…
Сладко мне, сладко малинушку кушать,
Лучше того нету за младым за мужем.
За младым за мужем игра и потеха,
И тихоговорье, и ласковое слово.
Он спать ложится, как голубь гуркует,
Распустил свои кудри по моим по подушкам.
Я, затаив дыхание, записывал эту удивительную песню. Даже ужасные «сопли» не оскорбили уха.
— И эта скажете нехороша?
— Так хороша, что лучше и не надо!
— Правда? — недоверчиво спросила Дуня. — Так вам нравится?
— А вам?
— Песня ничего. Ваши все лучше.
— Какие наши?
— Городские. «Чуден месяц»…
— «Ах зачем эта ночь»… — робко подсказала Саша.
— Гм… Нет, вы лучше свои рассказывайте!
— Еще есть одна «Трансваль», знаете?
— Нет.
Трансваль, Трансваль — страна моя,
Горишь ты вся. в огне.
Под деревом развесистым
Задумчив бур сидит…
— Подождите, Дуня! Что такое «Трансваль»?
— Это так, зря, без внимания.
— Как без внимания?
— Почем я знаю! — Дуня переглядывается с подругой и обе фыркают.
— А бур, кто же это такой?
— Насмехаетесь вы, я сказывать не стану…
— Совсем не насмехаюсь. Интересно только, как же вы это поете и не знаете что.
Надулась. С трудом успокоил ее и кое-как объяснил, что такое Трансвааль и бур, но на девушек это произвело так же мало впечатления, как авиация на Коровина. Я стал осторожнее и критических замечаний больше не высказывал.
...
— Ну, что же, продиктуйте еще что-нибудь, — робко прошу я.
— Пишите:
Из-под дуба, из-под вяза,
Из-под липовых кореньев…
Из-под липовых кореньев
На мое ли разоренье…
Ах, какая песня! Но следующая была, как удар по уху, — шедевр армейско-базарной сентиментальности: об «ахвицерике молодом», который «ножкой топнул, ручкой хлопнул по белу Машу лицу». «Очень, стало быть, лихо хлопнул!» — восторженно объяснила Дуня. Записал еще и еще, и все прекрасные песни были деревенские, а все бессмысленные или хамские были городские, разве кроме «Коробушки» и еще одной, двух.
Так вот что поют они по вечерам, раскачивая нехитрые, но неуловимые мелодии с необыкновенной быстротой, или тягуче и хрипло повышая их до пьяного крика… Я бы записал еще, но Игнат стал в дверях, расставив свои кривые ноги, потом пришел маляр, который красил в школе крышу, и тоже застрял в дверях, заглянула в окно мимоидущая баба и завязла в нем с раскрытым ртом. Пришлось уйти, да и Дуня застыдилась и замолчала.
Я долго сидел на скамье у школы и перечитывал свои песни, скажу правду, не менее горячо, чем Верлена. Так вот как «они» чувствуют природу...
Ветер-ветерочек, ветер тоненький голосочек…


Из ЖЗЛ (авт. В. Миленко):
По фотографиям поэта и стихам известно, что его мандолина пережила все лихолетья и воцарилась на новом месте. Вместе с квартиркой ему в наследство досталась клетка с белкой, крутившейся там в колесе. Поэт ее освободил и поселил в чулане, а клетку забросил на антресоли. Белочка отзывалась на свист, дружила с новым хозяином и никогда его не кусала. Саша играл для нее на мандолине, напевая колыбельную: "Ходыть сон по улонци / В билесенькой кашулонци" ("Берлинское Рождество"). А мог грянуть и плясовую: "Из-под дуба, из-под вяза, / Из-под липовых кореньев…", и старый друг-мандола, "нежный и певучий", разгонял сплин ("Мандола", 1923).
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 30 Ноябрь 2017, 23:05:31
Помните, эту мандолину Саша снимает со стенки, когда обольщает консьержкину Лизу? :D


Мой роман
 
Кто любит прачку, кто любит маркизу,
   У каждого свой дурман,-
А я люблю консьержкину Лизу,
   У нас - осенний роман.

Пусть Лиза в квартале слывет недотрогой,-
   Смешна любовь напоказ!
Но все ж тайком от матери строгой
   Она прибегает не раз.

Свою мандолину снимаю со стенки,
   Кручу залихватски ус...
Я отдал ей все: портрет Короленки
   И нитку зеленых бус.

Тихонько-тихонько, прижавшись друг к другу,
   Грызем соленый миндаль.
Нам ветер играет ноябрьскую фугу,
   Нас греет русская шаль.

А Лизин кот, прокравшись за нею,
   Обходит и нюхает пол.
И вдруг, насмешливо выгнувши шею,
   Садится пред нами на стол.

Каминный кактус к нам тянет колючки,
   И чайник ворчит, как шмель...
У Лизы чудесные теплые ручки
   И в каждом глазу - газель.

Для нас уже нет двадцатого века,
   И прошлого нам не жаль:
Мы два Робинзона, мы два человека,
   Грызущие тихо миндаль.

Но вот в передней скрипят половицы,
   Раскрылась створка дверей...
И Лиза уходит, потупив ресницы,
   За матерью строгой своей.

На старом столе перевернуты книги,
   Платочек лежит на полу.
На шляпе валяются липкие фиги,
   И стул опрокинут в углу.
   
Для ясности, после ее ухода,
   Я все-таки должен сказать,
Что Лизе - три с половиною года...
   Зачем нам правду скрывать?
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 30 Ноябрь 2017, 23:13:10
 :isumitelno: люблю это стихотворение.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 03 Декабрь 2017, 22:42:29
Гитара ахала,
подрагивала,
тенькала,
звала негромко,
переспрашивала,
просила.
И эрудиты головой кивали:
«Техника!..»
Неэрудиты выражались проще:
«Сила!..»

А я надоедал:
«Играй, играй, наигрывай!
Играй, что хочешь.
Что угодно.
Что попало».
Из тучи вылупился дождь
такой наивный,
как будто в мире до него
дождей
не падало...

Играй, играй!..
Деревья тонут в странном лепете...
Играй, наигрывай!..
Оставь глаза открытыми.
На дальней речке
стартовали гуси-лебеди —
и вот, смотри, летят,
летят и машут крыльями...

Играй, играй!..
Сейчас в большом
нелегком городе
есть женщина
высокая, надменная.
Она, наверное,
перебирает горести,
как ты перебираешь струны.
Медленно...

Она все просит
написать ей что-то нежное.
А если я в ответ смеюсь —
не обижается.
Сейчас выходит за порог.
А рядом —
нет меня.
Я очень без нее устал.
Играй, пожалуйста.

Гитара ахала.
Брала аккорды трудные,
она грозила непонятною истомою.
И все,
кто рядом с ней сидели,
были струнами.
А я был —
как это ни странно —
самой тоненькой.

(Роберт Рождественский)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 05 Декабрь 2017, 21:36:21
Мандельштам

ОДА БЕТХОВЕНУ

Бывает сердце так сурово,
Что и любя его не тронь!
И в темной комнате глухого
Бетховена горит огонь.
И я не мог твоей, мучитель,
Чрезмерной радости понять.
Уже бросает исполнитель
Испепеленную тетрадь.

Когда земля гудит от грома
И речка бурная ревет,
Сильней грозы и бурелома,
Кто этот дивный пешеход?
Он так стремительно ступает
С зеленой шляпою в руке,
И ветер полы развевает
На неуклюжем сюртуке, —

С кем можно глубже и полнее
Всю чашу нежности испить?
Кто может, ярче пламенея,
Усилье воли освятить?
Кто по-крестьянски, сын фламандца,
Мир пригласил на ритурнель
И до тех пор не кончил танца,
Пока не вышел буйный хмель?

О, Дионис, как муж наивный
И благодарный, как дитя!
Ты перенес свой жребий дивный
То негодуя, то шутя!
С каким глухим негодованьем
Ты собирал с князей оброк
Или с рассеянным вниманьем
На фортепьянный шел урок!

Тебе монашеские кельи —
Всемирной радости приют,
Тебе в пророческом весельи
Огнепоклонники поют;
Огонь пылает в человеке,
Его унять никто не мог.
Тебя назвать боялись греки,
Но чтили, неизвестный бог!

О, величавой жертвы пламя!
Полнеба охватил костер —
И царской скинии над нами
Разодран шелковый шатер.
И в промежутке воспаленном,
Где мы не видим ничего, —
Ты указал в чертоге тронном
На белой славы торжество!

Декабрь 1914


Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 05 Декабрь 2017, 21:46:03
Чтоб разбавить страдания! :laugh27:

Испанская баллада

© Сергей Козлов

Кот испанский
дон Мурлыка
С котофеем
дон Мяукой,
Оба в шарфиках,
В цилиндрах По Испании идут
Из Севильи
в Сарагоссу.

У котов с собой музыка —
Бубен,
Нежная гитара,
Пара старых кастаньет.

Улыбаясь,
дон Мурлыка
Дон Мяуке,
так, от скуки,
Между прочим,
вдруг сказал:
— Дон Мяука,
Дон Мяука,
Мне сдается,
нету слуха,
Дон Мяука,
У тебя!

— Как?! —
Воскликнул дон Мяука. —
Как сказал ты?
Нету слуха?!
Улыбаясь,
дон Мяука
Дон Мурлыке возразил:
Поздно ночью
В Сарагоссе
Хвост Мурлыке откусил.

Плачьте, плачьте, кастаньеты!
Поклонялся всей душой
Дон Мурлыка
Дон музыке,
Дон музыке золотой!..

И теперь
В Кадиксе синем,
В Барселоне величавой,
В Андалузии любимой
Под огромною луной...

Плачьте, плачьте, кастаньеты!
Жалко бедного кота!...

Пляшет огненную хоту
Дон Мурлыка
Без хвоста.

Плачьте, плачьте, кастаньеты!

Дон Мяука,
Дон Мяука
По-злодейски поступил,
Потому что дон Мяуке
Слон на ухо наступил.

***
Дон Мяука
Был прохвост.
Поздно ночью
В Сарагоссе
Откусил
Мурлыке
Хвост.

Повторяю:
Был прохвостом,
Рыжий весь,
огромный ростом,
Дон Мяука.
В бубен бил.
В бубен эта бездарь била,
В Сарагоссе откусила —
Перламутровый,
легчайший...

Дон Мурлыке — музыканту...
Словно дым родной,
сладчайший...

Дон Мурлыке — музыканту...

Хвост
Мурлыке
откусил.

Плачьте, плачьте, кастаньеты!
Этот вымысел не прост:

Если любишь ты искусство,
Если предан ты искусству,
Солнцеликому искусству —
Береги,
Мурлыка,
хвост!

 :D
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: ProstoTak от 09 Июнь 2018, 09:03:44
музыка не приходит через наушники, она
возникает внутри меня,
я сам - свой собственный слушатель,
прозрачное простанство, в котором бьется ритм,
и наконец, в центре черепной пещеры музыка
начинает ткать желанную мной паутину.

Как же не поверить, что и поэзия, в некотором
роде, - слово, которое прислушивается к себе, надев
невидимые наушники, едва лишь стихи начинают свое
волхвование?! Мы можем абстрагироваться, читая рас-
сказ или роман, жить во времени, которое принадле-
жит прочитанному более, чем время нашего чтения, но
все равно мы связаны с окружающей жизнью, и узнан-
ное продолжает оставаться тем, что мы знали, только
с эстетическим, иносказательным, символическим плю-
сом. А стихи говорят только: они - стихи, и не бо-
лее. Оправданность их рождения и существования в
том, чтобы вернуть нас к истокам нашего внутреннего
«я», точно так же, как наушники разрушают мост меж-
ду внешним и внутренним мирами, чтобы создать осо-
бое душевное состояние - присутствие и существова-
ние музыки, которая приходит, поистине, из глубин
темной пещеры.
Никто не описал этого лучше, чем Райнер Мария
Рильке, - в первом из сонетов, посвященных Ор-
фею: О Orpheus singt! О hoher Baum im Ohr!

Кортасар
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Tankay от 13 Июнь 2018, 00:56:25
Алиция закончила разговор с родственником, простилась с ним и, сев на диван, достала из сумки нераспечатанную пачку сигарет.
   – Холера! – сказала она, с треском разрывая пачку. – Ну и удовольствие мне предстоит!
   Это прозвучало столь зловеще, что я с тревогой взглянула на нее:
   – Что за удовольствие?
   – Устроить званый вечер для Херберта и его жены. Они уже давно напрашивались на ужин по-польски, а я все увиливала. А вот теперь выяснилось, что Херберта обязательно надо привлечь по делу о наследстве, а как я к нему с этим обращусь, если увиливаю от званого вечера?
   – Не понимаю, почему тебя этот вечер так нервирует? Подумаешь, ужин на две персоны!
   – Да ведь ужин по-польски!
   – Как это понимать? Все должны упиться вдрызг и хором петь «Шла дзевечка до лясечка»?
   И. Хмелевская. "Всё красное"

Итак «Шла дзевечка до лясечка». Признаться, меня всегда интриговало, что же это за песня. И вот прямо сейчас я её нашла. И что вы думаете - песня-то оказалась очень мне знакомой. Можно сказать - песенка моего детства. Я её частенько слышала по радио и её напевала моя мама. Она пелась у нас в русском переводе.
А вот она в исполнении Государственного ансамбля песни и танца Польши "Мазовше"



Меня всегда в этом эпизоде удивляло, насколько польские представления о пирушках совпадают с русскими: упиться вдрызг и петь.  :D Только на русской пирушке это был бы "Ой, мороз, мороз".
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Tankay от 19 Декабрь 2018, 14:35:45
Александр Степанович Грин. "Фанданго".
В своих книгах Грин не обходил вниманием музыку. Его герой играют на фортепиано, поют, танцуют.
В ритме Фанданго проходит один из чудесных рассказов, который так и называется.

Я превозмог мороз тем, что закурил и, держа горящую спичку в ладонях, согрел пальцы, насвистывая мотив испанского танца. Уже несколько дней владел мной этот мотив. Он начинал звучать, когда я задумывался.
   Я редко бывал мрачен, тем более в ресторане. Конечно, я говорю о прошлом, как бы о настоящем. Случалось мне приходить в ресторан веселым, просто веселым, без идеи о том, что «вот, хорошо быть веселым, потому что…» и т. д. Нет, я был весел по праву человека находиться в любом настроении. Я сидел, слушая «Осенние скрипки» , «Пожалей ты меня, дорогая», «Чего тебе надо? Ничего не надо» и тому подобную бездарно-истеричную чепуху, которой русский обычно попирает свое веселье. Когда мне это надоедало, я кивал дирижеру, и, проводя в пальцах шелковый ус, румын слушал меня, принимая другой рукой, как доктор, сложенную бумажку. Немного отвернув лицо взад, вполголоса он говорил оркестру:
   – Фанданго!
   При этом энергичном, коротком слове на мою голову ложилась нежная рука в латной перчатке, – рука танца, стремительного, как ветер, звучного, как град, и мелодического, как глубокий контральто. Легкий холод проходил от ног к горлу. Еще пьяные немцы, стуча кулаками, громогласно требовали прослезившее их: «Пошалей ты мена, торокая», но стук палочки о пюпитр внушал, что с этим покончено.
   «Фанданго» – ритмическое внушение страсти, страстного и странного торжества. Вероятнее всего, что он – транскрипция соловьиной трели, возведенной в высшую степень музыкальной отчетливости.


Я не могу сказать, какое именно Фанданго имел ввиду писатель. Чисто испанскую музыку или испанские мотивы в произведении какого-нибудь композитора. Русские композиторы, начиная с Глинки,  отдали дань испанским ритмам и кастаньетам.
Где-то я читала, в каком-то исследовании творчества Грина, что в те времена было очень популярным "Астурийское фанданго" Римского-Корсакова.



Но его ли играл оркестр ресторана под управлением румына?

А может быть, вот это?  :)
...он (Бам-Гран) нагнулся и взял гитару; его спутники сделали то же самое. Тихо и высокомерно смеясь, они отошли к стене, став рядом, отставив ногу и подняв лица. Их руки коснулись струн… Похолодев, услышал я быстрые, глухие аккорды, резкий удар так хорошо знакомой мелодии: зазвенело «Фанданго». Грянули, как поцелуй в сердце, крепкие струны, и в этот набегающий темп вошло сухое щелканье кастаньет.



Но не только это я хотела сказать. И вообще, разговор этот я завела не ради Фанданго. Нет, я хотела сказать слово защиты.
Говоря о своей любви к испанским ритмам и мелодиям, герой гриновского рассказа Александр Каур так пренебрежительно отозвался о российских пьесах, которыми "попирает" своё веселье русский человек.
И это о романсе Бакалейникова. А романс-то очень даже не плох.



Зря, зря так Александр Степанович!
Да что тут говорить. Он же ни Нюши, ни Хаски не слышал... :sigh:

Но закончу всё же строками, посвящёнными  фанданго:

– Итак, – сказал он, – «Фанданго»! Это прекрасная музыка, и мы сейчас услышим ее в исполнении барселонского оркестра Ван-Герда.
Тогда хлынуло наконец полной мерой единственное «Фанданго». о котором я мог сказать, что слышал его при необычайном возбуждении чувств, и тем не менее оно еще подняло их до высоты, с которой едва заметна земля. Чрезвычайная чистота и пластичность этой музыки в соединении с совершенной оркестровкой заставила онеметь ноги. Я сам звучал, как зазвеневшее от грома стекло. С трудом понимал я, что говорит рядом Бам-Гран, и бессмысленно посмотрел на него, кружась в стремительных кругообразных наплывах блестящего ритма. «Все уносит, – сказал тот, кто вел меня в этот час, подобно твердой руке, врезающей алмазом в стекло прихотливую и чудесную линию, – уносит, разбрасывает и разрывает, – говорит он, – гонит ветер и внушает любовь. Бьет по крепчайшим скрепам. Держит на горячей руке сердце и целует его. Не зовет, но сзывает вокруг тебя вихри золотых дисков, вращая их среди безумных цветов. Да здравствует ослепительное „Фанданго“!» Оркестр замедлил и отпустил глухую паузу последнего перехода. Она перевернулась в сотрясающем нервы взрыве последнего ликования. Музыка взяла обаятельный верх, перенеслась там из вышины в вышину и трогательно, гордо сошла вниз, сдерживая экспрессию.


Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 19 Декабрь 2018, 14:58:08
Спасибо, Таня, очень интересно!
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Tankay от 25 Июль 2019, 22:58:52
Он останавливается возле рояля и оглядывается.
– Кто играет?
– Бронвин, – сдает меня Мейв прежде, чем я успеваю раскрыть рот.
– Сыграешь что-нибудь?
Это все же легче, чем разговаривать с ним.
Я бреду к табурету, сажусь, поправляю перед собой ноты. Это «Вариации на тему канона», которые я разучиваю уже не первый месяц. Уроки музыки я беру с восьми лет, и техника у меня очень хорошая. Но я никогда не могу заставить людей что-то почувствовать. «Вариации на тему канона» – первая пьеса, которая вызвала у меня желание попробовать. Что-то есть в том, как она развивается, начинаясь мягко и тихо, набирая мощь, пока не звучит почти гневно. Это трудная часть, потому что в какой-то момент ноты становятся резкими, почти диссонансными, и я не могу набрать нужную силу, чтобы это вытянуть.

Я не играла уже почти неделю. В последний раз, когда попыталась, взяла столько фальшивых нот, что даже Мейв дергалась. Кажется, она помнит, потому что смотрит на Нейта и говорит:

– Эта пьеса очень трудная. – Будто вдруг пожалела, что поставила меня в трудное положение.

А, ладно, черт с ним! Вся эта ситуация слишком абсурдна, чтобы принимать ее всерьез. Если я утром проснусь и Мейв мне скажет, что мне все приснилось, я с ней полностью соглашусь. Так что я начинаю играть – и произведение сразу ощущается по-другому, свободнее, проще с подходами к трудным местам. Я забываю про Мейв и Нейта и радуюсь, когда ноты, на которых я обычно спотыкаюсь, звучат легко и свободно. И даже крещендо я не атакую так сильно, как надо бы, но играю быстрее и увереннее, чем обычно, и ни разу не фальшивлю. Закончив, я торжествующе улыбаюсь Мейв, и только когда ее взгляд перемещается на Нейта, вспоминаю, что у меня двое слушателей.

Он стоит, прислонившись к книжному шкафу, руки у него скрещены на груди, и он впервые не выглядит так, будто ему скучно или он сейчас будет надо мной насмехаться.

– Это лучшее, что я слышал в жизни, – произносит он.
........................................
Сегодня я играю с симфоническим оркестром Сан-Диего – в рамках их концертов в школах. Я отправляла им заявки с девятого класса, но приглашения ни разу не получала, а месяц назад оно наконец пришло. Вероятно, это произошло из-за моей скандальной известности, хотя мне хотелось бы думать, что дело в том видео, которое я им отправила – «Вариации на тему канона». Я сейчас играю намного лучше, чем осенью.

– Нервничаешь? – спрашивает Мейв, когда мы спускаемся.
– Немного, – отвечаю я, но она едва слушает.
Концерт проходит в «Копли-Симфони-холле», перед многочисленной публикой. Когда наступает моя очередь, я выхожу на большую сцену, в центре которой рояль кажется крошечным. В зале тишина, если не считать отдельных покашливаний, и мои каблуки громко стучат по лакированному полу. Огладив платье, я сажусь на стул из черного дерева. Я никогда не выступала перед такой широкой аудиторией, но нервничаю меньше, чем ожидала.

Я сгибаю пальцы и жду сигнала из-за сцены. И, едва начав, сразу же понимаю, что это будет лучшее исполнение за всю мою жизнь. Звуки льются непрерывным потоком, но дело не только в этом: когда я дохожу до крещендо и тихих нот сразу после него, я передаю клавишам все свои эмоции последних месяцев. Каждая нота ощущается как удар сердца – и я знаю, что публика чувствует то же самое.

Я заканчиваю, и в зале звучат громкие аплодисменты. Я встаю, наклоняю голову, принимая одобрение публики, потом помреж манит меня пальцем, и я ухожу за кулисы. Там я получаю цветы, оставленные для меня родителями, и сижу с ними, слушая остальных исполнителей.
................................................................
Я сжимаю цветы, разглядываю празднично одетых людей, которые, смеясь и переговариваясь, непрерывным потоком выливаются на тротуар. Очередь из дорогих машин постепенно продвигается, и я смотрю на них, хотя отец не мог подъехать так быстро. «Лексус», «Рендж-ровер», «Ягуар».

Мотоцикл.

Огни мотоцикла гаснут, и водитель снимает шлем. У меня колотится сердце. Нейт слезает, обходит пожилую пару и направляется ко мне, не сводя с меня глаз. Я не могу дышать.
– Привет! – Он смотрит на меня
– Привет, Нейт! Как поживаешь?
– Нормально. - Он проводит пальцами по волосам, снова смотрит на меня из-под полуопущенных век. Так, как смотрел перед тем, как меня поцеловать. – Я был на концерте. В тот вечер, когда я впервые увидел, как ты играла, я сказал неправду. Вот это , то, что было сегодня, – лучшее, что я слышал в своей жизни.
   Карен М. Макманус. "Один из нас лжёт".

А вот и та музыка. Иоганн Пахельбель. "Вариации на тему канона".

Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: ProstoTak от 13 Август 2019, 21:52:25
Александр Габриель

Summertime

 
Июльский ветерок, горяч и чист,
по лицам хлещет, как заряд картечи...
У входа в молл седой саксофонист
играет «Summertime», сутуля плечи.
Храни нас, Бог. И музыка, храни.
И души утомленные согрей нам...
Ну что нам сорок градусов в тени,
коль рядом тени Паркера с Колтрейном?!
 
Позволь нам рассмотреть, бродяга-скальд,
живущий вопреки законам рынка,
как время вытекает на асфальт
из мундштука, как тающая льдинка,
и шепчет нам на языке небес,
познавших всё, от штиля и до вьюги,
что Порги точно так же любит Бесс,
как сотню лет назад на жарком Юге.
 
Не осознать непросвещённым нам –
мы в силах лишь следить заворожённо –
какие чудеса творятся там,
в причудливом раструбе саксофона...
Прохожий, хоть на миг остановись
и ощути, умерив шаг тяжёлый,
как музыка и боль взлетают ввысь,
взрывая музыканту альвеолы.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 13 Август 2019, 21:55:58
 :isumitelno:
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Риря от 19 Декабрь 2019, 23:47:42
Филип Рот. Людское клеймо. (Только в переводе Мотылёва, пожалуйста)

1. Римский-Корсаков

1.В одну августовскую субботу, устав от одиночества, я отправился в Танглвуд послушать открытую репетицию воскресной концертной программы. После поездки к дому Коулмена прошла неделя, и мне по-прежнему недоставало как его самого, так и человеческой близости вообще — вот я и решил за неимением лучшего присоединиться к той немногочисленной субботней публике, что примерно на четверть заполняет, приходя на такие репетиции, концертный зал на свежем воздухе и состоит отчасти из меломанов и заезжих консерваторских студентов, но главным образом из престарелых туристов со слуховыми аппаратами и биноклями, привезенных в Беркширы на один день автобусами и листающих под звуки музыки „Нью-Йорк таймс“.
Не знаю почему — то ли из-за необычности моего кратковременного превращения в общественное существо (или, скорее, притворяющееся таковым), то ли из-за мимолетного ощущения, что весь собравшийся здесь пожилой люд ждет отплытия по волнам музыки с более чем осязаемо ограниченной площадки преклонного возраста, — этот летний зал под навесом напомнил мне открытые с боков, далеко выступающие причалы прежних времен на Гудзоне с крышами на стальных стропилах: можно было подумать, один из этих просторных пирсов, сооруженных в пору, когда океанские лайнеры подходили к самому Манхэттену, во всей своей огромности выдернут из воды, перенесен за сто двадцать миль к северу и бережно опущен на обширную танглвудскую лужайку — отличное, надо сказать, место для посадки, окруженное высокими деревьями и далекими холмистыми пейзажами Новой Англии.
Продвигаясь к свободному креслу — одному из немногих в первых рядах, на которых никто не сидел и ничего не лежало, — я продолжал думать о том же: мы все куда-то вместе плывем, и не только отправились уже, но и, считай, прибыли, оставив прежнее позади…А всего-то навсего мы собирались услышать, как Бостонский симфонический репетирует Рахманинова, Прокофьева и Римского-Корсакова.Под ногами здесь утоптанная коричневая земля, яснее ясного говорящая о том, что мы находимся на суше; наверху, под навесом, усаживаются птицы, чей щебет становится слышен в полновесной тишине между частями, — ласточки и вьюрки, деловито перепархивающие сюда из леса на склоне холма и стремительно улетающие обратно, как с Ноева ковчега не посмела бы улететь ни одна птица. До Атлантики отсюда три часа езды, но я не мог отрешиться от двойственности происходящего: я был там, где был, и в то же время собирался двинуться вместе с прочими немолодыми слушателями в некое таинственное водное неведомое.
Только ли смерть была у меня на уме, когда я думал об этом отплытии? Смерть и я? Смерть и Коулмен? Или смерть и это собрание людей, все еще способных находить удовольствие в таком вот летнем автобусном туризме и вместе с тем — как человеческая масса, как совокупность чувствующей плоти и теплой красной крови — отделенных от забвения лишь тончайшей, хрупчайшей прослойкой жизни?
Когда я пришел, как раз кончалась программа, предшествовавшая репетиции. Стоя перед пустыми стульями оркестрантов, оживленный лектор в спортивной рубашке и брюках цвета хаки рассказывал о последней из вещей, которые предстояло услышать, проигрывал на магнитофоне фрагменты из Рахманинова и радостно говорил о „темной ритмичности“ его „Симфонических танцев“. Только когда он кончил и публика зааплодировала, из-за кулис вышли помощники расчехлять литавры и ставить на пюпитры ноты. В дальней части сцены показались двое с арфами в руках, а за ними, беседуя, потянулись музыканты, одетые, как лектор, самым будничным образом: гобоист в серой спортивной фуфайке с капюшоном, двое контрабасистов в выцветших джинсах, потом скрипачи, мужчины и женщины, представляющие, если судить по нарядам, какую-то банановую республику. Когда дирижер уже надевал очки (дирижер был приглашенный — пожилой румын Серджиу Комиссиона с копной седых волос, в рубашке с высоким воротом и в синих сандалиях) и по-детски почтительная публика снова захлопала, я вдруг увидел Коулмена и Фауни — они шли по проходу и искали два свободных места.
Оркестранты, готовясь превратиться из группы безмятежных отдыхающих в мощную и вместе с тем податливую музыкальную машину, расселись и начали настраивать инструменты, а тем временем пара — высокая блондинка с худощавым лицом и подтянутый, красивый седой мужчина ниже ее ростом и намного старше, но идущий легким спортивным шагом — заняла два пустых кресла на три ряда впереди меня и футов на двадцать правее.
Вещь Римского-Корсакова была мелодичной сказкой для гобоев и флейт, чья сладость неотразимо подействовала на слушателей, и когда оркестр ее доиграл, аплодисменты престарелой публики хлынули как некая волна невинности. Музыканты высветили самое юное и невинное из человеческих стремлений — неистребимую тягу к тому, чего нет и быть не может. Так, по крайней мере, я думал,
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Риря от 19 Декабрь 2019, 23:51:27
Филип Рот. Людское клеймо. (Только в переводе Мотылёва, пожалуйста)

2. Прокофьев Второй фортепьянный концерт.

В антракте, когда на сцену покатили рояль для Второго фортепьянного концерта Прокофьева, они не встали размяться и походить — соответственно, и я остался на месте. Под навесом было чуточку прохладно, скорее по-осеннему, чем по-летнему, хотя солнце, ярко освещая громадную лужайку, от души грело тех, кто предпочитал наслаждаться музыкой, сидя снаружи, — главным образом молодые парочки, мамаш с детишками и семьи, расположившиеся на пикник и уже вынимавшие из корзин съестное. За три ряда от меня Коулмен, слегка наклонив голову к Фауни, что-то тихо и серьезно ей говорил — что именно, я, естественно, не знал.
Потому что мы вообще ни о чем не имеем понятия — разве не так? Всем известно…  Почему происходящее происходит так, как оно происходит? Какова она, подоплека цепи событий с ее анархией, неясностью, казусами, разнобоем, поразительной беспорядочностью — со всем, что характеризует человеческие дела? Никому  неизвестно, профессор Ру. Ваше „всем известно“ — всего-навсего клише и первый шаг к банализации опыта, и невыносимей всего весомость и авторитетность, с какой люди пользуются подобными клише. Мы знаем лишь, что за пределами клише никто не знает ровно ничего. Мы не можем  ничего знать. Что мы „знаем“, того мы не знаем. Намерение? Мотив? Следствие? Смысл? Поразительно — сколько всего нам неизвестно. Еще поразительней — сколько всего нам якобы  известно.
Слушатели начали возвращаться на места, а мне тем временем на манер мультфильма представилась некая смертельная болезнь, неведомо ни для кого делающая свое дело внутри каждого из нас без исключения: под бейсболками закупориваются мозговые сосуды, под седым перманентом растут злокачественные опухоли, органы дают осечки, атрофируются, отмирают, сотни миллионов зловредных клеток тайно тащат всех собравшихся к неминуемой катастрофе. Я не мог остановиться. Грандиозная казнь по имени Смерть, не щадящая никого. Оркестр, публика, дирижер, помощники, ласточки, вьюрки — вообразить количество в одном Танглвуде между нашим временем и, скажем, 4000 годом. Потом умножить на все мироздание. Бесконечная гибель. Что за идея! Что за маньяк это придумал? И однако же — какой чудесный сегодня день, не день, а подарок, безупречно ласковый день в массачусетском местечке, предназначенном для отдыха, в местечке, ласковей и приятней которого, кажется, не может быть на земле.
Но тут выходит Бронфман. Бронтозавр Бронфман! Мистер Фортиссимо! Выходит и начинает играть Прокофьева в таком темпе и с таким мощным задором, что все мои болезненные мысли летят с ринга кувырком. Он зримо массивен всюду, включая торс и плечи, — могучая природная сила под камуфлирующей фуфайкой, человек, явившийся сюда прямо из цирка, где выступает в качестве силача; фортепьяно для такого Гаргантюа — это просто смешно, это раз плюнуть. Ефим Бронфман похож не на того, кто собирается играть на рояле, а на того, кто должен его двигать. Я никогда раньше не видел такой атаки на инструмент. Когда этот небритый еврей из России кончил играть, создалось впечатление, что рояль теперь можно выбросить. Бронфман подминает его под себя. Не дает ему утаить ничего. Все, что там внутри есть, должно, лапки кверху, выйти наружу. И когда это произошло, когда все вплоть до последнего содрогания извлечено на свет божий, он встает и уходит, оставляя позади себя общее наше спасение. Весело махнув на прощание рукой, он скрылся из виду, и хотя он забрал с собой весь свой прометеев огонь, наши собственные жизни вдруг кажутся негасимыми. Никто не умирает, никто  — пока Бронфману есть что сказать на эту тему!

https://youtu.be/GsX8r9v7Vfc

Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 19 Декабрь 2019, 23:54:35
Замечательно!  :isumitelno:
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Риря от 19 Декабрь 2019, 23:57:43
Филип Рот. Людское клеймо.

3. Рахманинов. "Симфонические танцы"


фрагменты из Рахманинова и радостно говорил о „темной ритмичности“ его „Симфонических танцев“.

https://youtu.be/otJmf3pyb1E
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Риря от 20 Декабрь 2019, 00:07:46
Филип Рот. Людское клеймо.

4. Малер. Третья симфония. Последняя часть.

Почему я не хотел ему верить? Потому, пожалуй, что к определенному возрасту скепсис очищается и обостряется до того, что не хочется уже верить никому. Два года назад, когда Кибл промолчал вместо того, чтобы встать на защиту Коулмена, он, разумеется, сделал это по той простой причине, по какой молчуны молчат во все времена: потому что это отвечало его интересам. Целесообразность не может быть окутана такой тьмой. Херб Кибл — еще один образчик самоподкрашивания задним числом, правда, он избрал для этого довольно смелый и даже интересный способ: взять вину на себя. Тем не менее факт остается фактом — он ничего не делал, когда это было необходимо, и поэтому я от имени Коулмена сказал ему мысленно: „А пошел ты…“
Спустившись с кафедры, Кибл не сразу сел на место, а сначала пожал руку каждому из детей Коулмена, и этот простой жест взволновал всех еще больше, хотя воздействие его речи и без того было очень сильным. Что же дальше? Несколько секунд ничего не происходило. Тишина, гроб и переполненное эмоциями скопление людей. Потом встала Лиза и, поднявшись по ступеням на кафедру, объявила: „Третья симфония Малера. Последняя часть“. Вот что они сделали. Все затычки долой. Малер!
Этого композитора иной раз невозможно слушать. Когда ты ему нужен, он берет тебя и доводит до исступления. Под конец мы плакали все поголовно.

Что до меня, вряд ли какие-нибудь другие звуки могли бы заставить меня так расчувствоваться — разве что „Тот, кого я люблю“, если бы я услышал, как Стина Палссон поет эту вещь в 1948 году, танцуя у изножья кровати Коулмена на Салливан-стрит.

До кладбища идти было три квартала, и этот путь запомнился мне главным образом тем, что его как бы и не было. Вот мы сидим и не можем шелохнуться — такова она, бесконечная хрупкость малеровского адажио, эта простота, лишенная всякой задней мысли, всякой стратегии, развертывающаяся словно бы сама по себе, за счет накопленного жизнью запаса движения и нежелания жизни кончаться… вот мы не можем шелохнуться из-за утонченного единства величия и задушевности, которое возникает в тихой, певучей, сдержанно-напряженной мелодии струнных, потом вздымается мощными волнами и, пройдя через массивный ложный финал, движется к подлинному финалу, протяженному, увековечивающему… вот мы не можем шелохнуться из-за взбухающей, плывущей, достигающей вершины и сходящей на нет элегической оргии, которая длится, и длится, и длится в едином неизменном темпе, затем замирает, затем возвращается уже как боль, как неизбывное томление… вот мы по властному настоянию Малера лежим вместе с Коулменом в гробу, проникаясь всем ужасом бесконечности и страстным желанием избежать смерти, — и вдруг каким-то образом шестьдесят или семьдесят из нас переносятся на кладбище и смотрят на похороны, на этот простой ритуал, предлагающий решение столь же здравое, как и любое другое, но никогда вполне не постижимое. Каждый раз, чтобы поверить, надо это увидеть.

https://youtu.be/sJ36pfKeuy8
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Риря от 23 Декабрь 2019, 05:33:20
Г. Гессе "Степной волк"

Тот вечер я в виде исключения провел не с Герминой, я слушал в кафедральном собо­ре хорошее исполнение старин-
ной церковной музыки — это была славная и грустная экскурсия в мою прежнюю жизнь, на нивы моей молодости, в пределы идеального Гарри. В высоком готическом зале церкви, прекрасные сетчатые своды которой, призрачно ожив, колыхались в игре немногочисленных огней, я слушал пьесы Бук­стехуде, Пахельбеля, Баха, Гайдна, я бродил по своим любимым старым дорогам, я вновь слышал великолепный голос одной вока­листки, певшей Баха, с которой когда-то дружил и пережил множе­ство необыкновенных концертов. Голоса старинной музыки, ее беконечная достойность и святость вызвали в моей памяти все взле­ты, экстазы и восторги молодости, грустно и задумчиво сидел я на высоком клиросе, гостя в этом благородном, блаженном мире, ко­торый когда-то был моей родиной. При звуках одного гайдновского дуэта у меня вдруг полились слезы, я не стал дожидаться оконча­ния концерта, отказался от встречи с певицей (о, сколько лучезар­ных вечеров проводил я когда-то с артистами после таких концертов!), тихонько выскользнул из собора и устало зашагал по ноч­ным улочкам, где повсюду за окнами ресторанов джаз-оркестры играли мелодию моей теперешней жизни. О, какая получилась из моей жизни мрачная путаница!

Долго думал я, бродя в ту ночь, и о моем особенном отношении к музыке и снова усмотрел в этом столь же трогатель-
ном, сколь и злосчастном отношении к ней судьбу всей немецкой интеллигент­ности. В немецкой душе царит материнское право, связь с приро­дой в форме гегемонии музыки, неведомая ни одному другому на­роду. Вместо того чтобы по-мужски восстать против этого, прислу­шаться к интеллекту, к логосу, к слову, мы, люди интеллигентные,
все сплошь мечтаем о языке без слов, способном выразить невыра­зимое, высказать то, чего нельзя высказать. Вместо того чтобы как можно верней и честней играть на своем инструменте, интеллигент­ный немец всегда фрондировал против слова и разума, всегда ко­кетничал с музыкой. И, изойдя в музыке, в дивных и блаженных
звуковых образах, в дивных и сладостных чувствах и настроениях, которые никогда не претворялись в действительность, немецкий ум прозевал большинство своих подлинных задач.
Мы, люди ин­теллигентные, все сплошь не знали действительности, были чужды ей и враждебны, а потому и в нашей немецкой действительности, в
нашей истории, в нашей политике, в нашем общественном мнении роль интеллекта была такой жалкой. Да, конечно, я часто проду­мывал эту мысль, томясь иной раз острым желанием создать себе наконец действительность, стать наконец серьезным и деятельным человеком, вместо того чтобы вечно заниматься эстетикой и при­кладным художеством в области духа. Но это всегда кончалось при­знанием своего бессилия, капитуляцией перед судьбой. Правы были господа генералы и промышленники: от нас, «интеллиген­тов», не было толку, мы были ненужной, оторванной от действи­тельности, безответственной компанией остроумных болтунов.
Тьфу, пропасть! Бритву!

https://youtu.be/3574_DY545c

https://youtu.be/OFfYGoVstgc
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Риря от 27 Декабрь 2019, 10:00:26
Евгений Водолазкин "Брисбен" (А. И. Хачатурян Вальс из "Маскарада)

С ней можно говорить о чем угодно, в том числе о музыке. Это Барбара в свое время предложила включить в репертуар хачатуряновский Вальс из Маскарада – теперь один из главных наших хитов.
Вера берет первые ноты Вальса. Играет его с той же страстью, что на концерте. Но в Вальсе доминирует не она и не я – здесь раскрывается вся мощь оркестра. Мелодия делает разворот над залом, как над аэропортом делает разворот авиалайнер. Он совершает круг, второй, третий и всё не садится – не потому, что не может, а от нежелания покидать небо.
Перед Верой – бушующий океан. На зал обрушивается волна за волной, и от их ударов (барабаны) сотрясаются ряды кресел, и пена на гребнях волн (тарелки) повергает зрителей в трепет. В центре шторма – дирижер Хубер. Его отчаянное стремление справиться со стихией повторяют вскочившие с мест зрители, их движения синхронны с дирижерскими. Совместными усилиями им удается несколько стихию укротить. По залу проносится вздох облегчения. И в это мгновение, на фоне отступившего ужаса, возникают (фортиссимо) Верин рояль и мой голос – как две стрелы одной ослепительной молнии. Кто-то в партере вскрикивает.
В покоренных мной залах я разбрасывал, бывало, снопы искр, по электрической части я был большим умельцем, но молнии с небес не сводил прежде никогда. И вот уже два человека в белых халатах выводят кого-то под руки по центральному проходу. Над проходом дают освещение, и видно, как ноги пострадавшего, в начале пути безжизненные и забывшие вроде бы радость ходьбы, постепенно нащупывают почву. Они пока заметно разъезжаются, и группа все еще напоминает занимающихся на катке, но благоприятный исход не вызывает сомнений. Скользи, скользи, конькобежец, шепчет Вера, и вспоминай Арама Ильича Хачатуряна.

https://youtu.be/d7TU9TPF-D0
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 27 Декабрь 2019, 10:31:26
Спасибо, Лиля! Замечательные отрывки!
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Риря от 20 Март 2020, 15:42:04
Ксения Букша. "Открывается внутрь."
(Очень пронзительная книга. Про детдомовских детей, которых усыновляют, и про людей, которые их усыновляют.)

* * *
Я когда писала, что самое плохое у тети Лены, я забыла, кстати-ка, самое-самое ужасное.

Забыла, потому что оно все время и про него уже даже как-то забываешь.

Кампоты гуха. Вот что самое плохое.

Я ненавижу кампоты гуха. Я НЕНАВИЖУ кампоты гуха.

Это… Это такая типа музыка. Только это не музыка, а
хер
знает что. Это какие-то жуткие завывания на непонятном языке. Сначала завывают все вместе, потом, короче, по отдельности, потом снова вместе, и так БЕЗ КОНЦА. Ну, вы уже поняли. Вы уже поняли, что это такое.

А мне приходится жить все время с кампотами гуха.


Потому что тетя Лена заводит кампоты гуха каждый день. Реально каждый. Иногда она их, правда, слушает в наушниках. Но чаще всего она их слушает прямо без наушников, и слышно на всю квартиру.

Раньше я могла сама взять наушники и слушать что-то в телефоне. А теперь у меня простой очень кнопочный телефон, тошто я даже не могу в нем слушать музыку. И у меня нет никакого выхода.

Я так мучаюсь, я просто умираю.


.....

А потом я стала просить показать мне еще один фильм, но Лизка сказала, что хочет послушать музыку, и стала слушать своих чуваков с грохотом.

А я ей сказала:

— Как ты можешь, Лизка, слушать постоянно один какой-то, блин, мужской голос! Ты не хочешь хоть раз в жизни послушать нормальные песни с нормальным женским голосом?

А Лизка говорит:

— Веру Брежневу я слушать больше не хочу.

А я говорю:

— Да не Веру Брежневу! Почему сразу Веру Брежневу?! Чуть что, так Веру Брежневу! Давай послушаем вот эту тетеньку, которая поет вот это — я только забыла, как называется, в торговом центре играют это все время! Ну… вот такое, типа, — я напела мелодию, — «за-айцы, тре-енер, тру-ру-ру-у…» — только я слов настоящих не знаю, там по-английски.

Лизка на меня посмотрела и говорит:

— Чаво-о?

Я даже засмеялась — так похоже на меня сказала. Прямо от меня набралась. За пять месяцев, что мы в одной комнате живем.

— Песня, — говорю. — Это такая песня, ее играют в торговом центре.

— Там ничего такого не играют, — говорит Лизка.

— Играют! — сказала я. — Ты просто не знаешь! Ты там не бываешь так часто, как я!

— Ты хочешь ЭТО послушать? — переспросила Лизка.

— Ну, там просто ЖЕНСКИЙ голос поет, — сказала я. — И очень красиво, кстати-ка. Хоть и по-английски.

— Это не по-английски, — сказала Лизка.

— Ты там ваще не была и это не слышала! Я тебе говорю же, что по-английски! — сказала я. — Так ты можешь это найти?

— Конечно! — сказала Лизка и даже спорить не стала, взяла и нашла.

И мы послушали с большим удовольствием.

Потому что женский голос красивее мужского.

И вообще женщины красивее мужчин.

И эта песня, честно говоря, ко мне прямо привязалась.

Мы ее послушали три раза.

Когда ее поют, я представляю какой-то такой клип. Как будто розовый сад, и над ним очень-очень черное небо, с золотыми звездами. И посреди этого розового сада стоит такая девушка, очень гламурная, очень-очень, и она — вампир. Но она добрая вампир, как в фильме «Сумерки. Сага. Рассвет». И она поет и плачет черными слезами, и мы вдруг видим, тошто везде проступает кровь, и потом с неба вдруг слетает что-то бело-золотое. И тогда хочется плакать, даже если никто тебя и не обидел.

Я даже, когда засыпаю, представляю себе этот клип с музыкой.


И вроде я ее действительно слышала не в торговом центре, а где-то еще.
-----------------
Seufzer, Tränen, Kummer, Not,
Ängstlichs Sehnen, Furcht und Tod
Nagen mein beklemmtes Herz,
Ich empfinde Jammer, Schmerz.
1
____________

1 Воздыханья, слезы, нужда и печаль,
смущенье и тоска, страх и смерть
гнетут мое стесненное сердце;
вкушаю я горе и скорбь. (Ария из кантаты И.-С. Баха №21)

https://youtu.be/gdhTXslBoB4 (https://youtu.be/gdhTXslBoB4)

Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Риря от 20 Март 2020, 15:43:43
Кампоты Гуха. Рассказ целиком. Если влезет.
1.
Кампоты Гуха
В общем, я, короче, очень глупо сделала, что согласилась на тетю Лену.

Можно было бы найти мне приемную семью и получше.

Вот список ужастиков тети Лены.


1. Вообще не красится. Вообще! Брови как у мужика, и она их не выщипывает.

2. Постоянно играет в шахматы с компьютером и разговаривает даже по телефону на шахматном языке. И даже с Лизкой иногда разговаривает на шахматном языке.

3. Не умеет готовить. Жареную курицу даже никогда не жарит. Только без конца картошка с луком и яйца. Я уже не могу эти яйца есть.

4. В доме нет шкафов и кроватей, одни какие-то штуки из дерева.


5. Нет телевизора!!! Я ужасно скучаю по «Муз ТВ». И по клипам Веры Брежневой, и по сериалу «Универ», и по всему. Бабушка даже засыпала под телевизор. И в детдоме у нас все время телевизор работал. Я очень скучаю по телевизору. Телевизор — это лучшее, что есть в жизни. Кроме «ВКонтакте».

6. А кстати-ка, почти нет интернета!! Полчаса в день!! Жесть!!

7. Уши у нее не проколоты.

8. Заставляет убираться в комнате и вынимать одежду из стиралки и посуду из посудомойки. И за всякие запрещенные вещи тоже заставляет что-нибудь мыть.

9. Дает мало карманных денег. Сама получает шестьдесят тысяч, а мне дает двести рублей в неделю. Между прочим, мое пособие очень большое, а она его себе в карман кладет, на меня не тратит.

10. Ее кровной дочке Лизе — все, а мне — ничего. В день рожденья ей подарки все дороже, а мне вообще почти ничего не подарили, тошто заранее договорились из виш-листа.

11. Я думала, что у них у всех седьмые айфоны, а у них оказались обычные телефоны. А когда я сенсорный потеряла, мне вообще купили дешевый кнопочный, стыдно в школе его даже вытаскивать.

12. И своей комнаты у меня нет. Я сплю в одной комнате с Лизой.

13. Драться нельзя. Материться нельзя.

14. Если опоздала и не позвонила, тетя Лена *** мозги.

15. Она жирная и меня тоже заставляет есть!!

16. И заставляет учиться. На какие оценки в школе — все равно, но она сама меня учит, и всякое спрашивает, и достает всякими своими книжками и прочей ***.

17. И на стенке висят тупые правила, то, что нужно отзваниваться, когда куда-то пошел и задерживаешься, и всякое такое, и их надо выполнять.

18. И у нее есть хахаль Игорь, который тоже постоянно играет в шахматы и разговаривает на шахматном языке.

19. И она никогда не жалеет тебя, очень злая, но при этом все время называет ласковыми именами. Это очень противно.

20. Она называет меня Ангельчик!!! Масик!!!! И зайка!!!!!

Короче, я попала с тетей Леной конкретно. Не надо было на нее соглашаться.

А вдруг бы следующая тетенька пришла бы ко мне, как к Артему Санжарову! Его приемная мама работает на «Муз ТВ», и у нее квартира 125 метров в центре Москвы.

Ему все завидовали, когда его забирали.

Потому что все же хотят попасть в богатую семью.

А за мной очередь стояла, потому что я элитный ребенок. Это наш соцпедагог мне сказал. По секрету.

Элитный ребенок — это который недолго пробыл в детском доме и который здоровый, и учится в норме, а не в коррекции.

Там у нас в первой группе почти все в коррекции. Это значит почти дебилы. И они мне все завидовали тошто я нормальная. Настя даже туфли у меня сперла от зависти. Потому что ее вообще в роддоме бросили, а меня никто не бросал, и я не из таких детдомовских детей, у меня просто мама умерла очень давно, а бабушка умерла недавно, а так я нормальная.

Поэтому, короче, за мной очередь и стояла.

*

И вот однажды соцпедагог мне говорит:

— Так, Анжелика, сейчас за тобой в очереди стоят двадцать тетенек, и все хотят тебя взять, и все очень богатые. Но первая из них — тетя Лена, и нам как-то неловко сразу ей отказывать. Поэтому ты сначала от нее откажись, а потом мы посмотрим варианты получше.

А я, дура, не отказалась от тети Лены. Потому что про нее все говорили, что ее ученики даже занимают первые места и их по телевизору показывают. По шахматам. Она и к нам пришла в детдом, чтобы шахматам обучать парней. Просто никто из них учиться не хотел. Но зато казалось тошто тетя Лена добрая и богатая, и, кстати-ка, я ее уже много раз видела и здоровалась. Поэтому мне было не так страшно к ней пойти, как к неизвестным тетенькам. Вот я и согласилась. Дура! Оказалось то, что на самом деле тетя Лена никакая не богатая и к тому же злая.

И как только я это поняла, то устроила тете Лене большой скандал. Я очень сильно плакала и умоляла тетю Лену отвезти меня обратно в детдом. Ведь я элитный ребенок, и меня оттуда забрали бы варианты получше. Я бы имела седьмой айфон, планшет, сколько угодно интернета, блестящую сумочку, блестящие туфли, рюкзак Nike, кроссовки Nike, я ездила бы в Париж.

А тетя Лена мне сказала:

— Эх, Анжелика! Да вашего соцпедагога надо… кхм… Она тебя просто обманывала. Какие еще элитные дети? Какие двадцать тетенек в очереди? Подростков вообще в семьи берут неохотно.

— А вы тогда меня зачем взяли? — спросила я.

— А я сначала думала, что смогу в вашем детдоме шахматами какую-то пользу принести. А потом увидела, что вам там не до шахмат. И поняла, что единственный способ принести вам какую-то пользу — это кого-нибудь оттуда взять в семью. И решила взять тебя, потому что ты, душенька, симпатичная, милая и недавно там, еще не успела заморозиться окончательно.

ДУШЕНЬКА. Это че за слово?! Где она его взяла ваще?! Это кто-то кого-то душит, что ли?!

Я говорю:

— Я *** не душенька!!!

А тетя Лена говорит:

— Дружочек, еще раз то же самое без мата.

— Я НЕ ДУШЕНЬКА!!!

— О’кей, — говорит тетя Лена. — Я, конечно же, не собираюсь отвозить тебя ни в какой детдом. Боже упаси! Ты будешь жить у меня до восемнадцати лет как минимум. А что мы не богатые, так это не так уж важно, деточка. Важно же не богатство, а отношения.

— Чаво-о? — я прямо покраснела вся от этого слова. Даже не ожидала от нее, что она такое скажет. — Какие «отношения», простите?..

Тетя Лена на меня посмотрела и сказала:

— Отношения — это ЛЮБЫЕ отношения. Дружба, там, семья.

— Так и говорите: дружба и семья. А то чего вы меня путаете. Отношения — это когда… ну…

— Уф-ф, — сказала тетя Лена и больше уже ничего не сказала, как я ни скандалила.

И даже когда я сломала дверь, и вся от слез распухла, и не могла больше орать, тетя Лена все равно ничего не сказала и не отвезла меня обратно в детдом.

Вот так я попала.

*

Я когда писала, что самое плохое у тети Лены, я забыла, кстати-ка, самое-самое ужасное.

Забыла, потому что оно все время и про него уже даже как-то забываешь.

Кампоты гуха. Вот что самое плохое.

Я ненавижу кампоты гуха. Я НЕНАВИЖУ кампоты гуха.

Это… Это такая типа музыка. Только это не музыка, а хер знает что. Это какие-то жуткие завывания на непонятном языке. Сначала завывают все вместе, потом, короче, по отдельности, потом снова вместе, и так БЕЗ КОНЦА. Ну, вы уже поняли. Вы уже поняли, что это такое.

А мне приходится жить все время с кампотами гуха.

Потому что тетя Лена заводит кампоты гуха каждый день. Реально каждый. Иногда она их, правда, слушает в наушниках. Но чаще всего она их слушает прямо без наушников, и слышно на всю квартиру.

Раньше я могла сама взять наушники и слушать что-то в телефоне. А теперь у меня простой очень кнопочный телефон, тошто я даже не могу в нем слушать музыку. И у меня нет никакого выхода.

Я так мучаюсь, я просто умираю.

И в машине она тоже их слушает. Однажды мы с тетей Леной, с ее хахалем Игорем и с Лизкой ехали в какой-то город… забыла, как называется… смотреть какие-то там… короче, что-то смотреть. И вот когда мы ехали обратно, тетя Лена завела кампоты гуха, все подряд, ТАК ГРОМКО, что у меня просто сразу уши заложило. И я закричала:

— ТЕТЯ ЛЕНА! Выключите эту гадость! Я больше не могу их слушать! Вы можете хоть раз поставить НОРМАЛЬНУЮ современную музыку?!

— Нет! — ответила тетя Лена.

Я очень обиделась, разозлилась и решила достать тетю Лену. Я стала жутко скандалить, бить ногами ее сиденье, вопить и мешать ей вести машину. Тогда тетя Лена остановила машину, обернулась, посмотрела на меня и сказала:

— Милая деточка! Ангельчик мой! Я НЕ БУДУ слушать Веру Брежневу. Я ТЕРПЕТЬ НЕ МОГУ современную музыку. Я люблю кампоты гуха, и в МОЕМ доме…

— …А мы не в доме!

— …А также и в МОЕЙ машине мы будем слушать ТО, что я хочу. Постарайся это понять, а главное, не разноси мою машинку, — сказала тетя Лена и, не дожидаясь ответа, опять поехала и опять завела кампоты гуха на полную громкость.

*

Ну, теперь-то вы поняли, как я попала.

И теперь вы, конечно, понимаете, КАК я обрадовалась, когда узнала, что тетя Лена собирается в командировку в Москву на целых три дня! Там у них какой-то турнир, и она там судья.

И оставляет нас с Лизкой совсем одних!

До этого она пять месяцев подряд от меня вообще не отходила. Она же еще и работает рядом с домом, и как-то у нее там, что она может в любой момент примчаться домой.

Короче, тетя Лена ужасно меня достала. А особенно кампоты гуха.

И я очень обрадовалась при этом известии. Я так и сказала, чтобы ей было неприятно:

— Ура! Наконец-то я хоть побуду одна. Как я рада!

А тетя Лена улыбнулась и говорит:

— А я буду слегка скучать.

А я говорю:

— А я вообще нет! Я очень устала от вас!

А тетя Лена сказала:

— О-о, первый невозможный ход, — и указала на наши правила, которые висят на стенке.

А в правилах написано, что если невозможный ход (ну, то есть грубость там всякая или забыла позвонить, и так далее), то я должна сделать одну единицу уборки по тети-Лениному выбору.

— Ляля, давай-ка направляйся мыть унитазик, — сказала тетя Лена (вот так она всегда разговаривает, ужас, да?)

— Чаво-о?! — возмутилась я. — Я что вам, служанка?! Я не буду!!

— Правила, — сказала тетя Лена. — Одну единицу уборки по моему выбору. Счас засчитаю второй невозможный ход, и к унитазику прибавится… э-э… прибавится…

Это у них там на турнирах такое вот. Как собаки все равно дрессированные! Засчитаю, не засчитаю!

— НЕТ! — закричала я. — ТОЛЬКО унитаз!

— О’кей, — сказала тетя Лена. — Времечко пошло.

Я мыла унитаз и плакала, какая я несчастная, что бабушка умерла и со мной случились все эти вещи. Почему всем так везет, а мне никогда не везет?

Я нарочно выдавила в унитаз все средство для мытья, чтобы оно кончилось, потом кое-где немножко потерла для вида.

Потому что если вообще ничего не помыть, то тетя Лена догадается и заставит перемывать. Душенька. Ненавижу ее!

Потом я пришла к тете Лене и сказала:

— Все.

— Что-то не очень чисто, — сказала тетя Лена.

— А это потому, что средство кончилось, — сказала я.

— О’кей, — сказала тетя Лена. — Штраф пятьдесят рублей из карманных денежек.

 

— ПОЧЕМУ?! — возмутилась я. — Оно же просто кончилось!!

Но тетя Лена уже ничего не слушала, а спокойно себе пошла на кухню пить чай. Сука. СУКА!!!

*
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Риря от 20 Март 2020, 15:45:58
2.
2.
*

Иногда я думаю, что хорошо бы умереть.

Но потом я думаю, что это не поможет.

Ведь на том свете, которые самоубийцы, не попадают в рай.

А я хочу попасть в рай и встретиться с бабушкой.

Ну, и с мамой тоже, хотя я ее не помню.

Поэтому я не буду самоубиваться.

И буду мучиться всю свою жизнь. Ну, до восемнадцати лет. Пока не вырасту.

Или можно еще сделать что-нибудь такое ужасное, из-за чего меня отправят обратно в детдом. Но я уже поджигала занавески и сама испугалась, а тетю Лену мне напугать не удалось.

А по-настоящему ужасное я делать боюсь. Я ведь все-таки нормальный человек.

Вот Варька на моем месте смогла бы.

И многие в детдоме смогли бы. Они там все чокнутые. А я нет.

*

Но наконец-таки наступил вечер, и тетя Лена уехала на свой турнир.

И теперь я была счастлива.

Я могла делать все что хочу!

Сначала я залезла в тайник тети Лены, чтобы съесть все сладкое. Но тетя Лена почти все сладкое спрятала. Оказалось только пол-плитки шоколада. Я ее съела.

Потом я полезла в тети-Ленин стол, где нет замочков. Там лежали только какие-то бумажки. Больших денег не было, а только сложенная в несколько раз бумажка в 50 рублей. Я ее не стала брать, потому что тетя Лена придет и закатит скандал. Тогда я пошла в нашу комнату и, пока Лизка мылась в душе, взяла у нее со стола мелочь. Это за воровство не считается. У меня же штраф, и мне надо деньги себе вернуть как-то. Теперь зато у меня было уже почти двести рублей, и я могла себе что-нибудь купить.

Потом я пошла в магазин и купила большую бутылку «Пепси», несколько пачек ирисок и пакет чипсов. И я залезла в постель и там все это съела. И я попросила у Лизки телефон и громко, без наушников, слушала Веру Брежневу. Лизке пришлось самой надеть наушники, потому что она тоже не слушает Веру Брежневу, а слушает каких-то хриплых чуваков, которые грохочут. А я слушала Веру Брежневу, подпевала, рассыпала даже чипсы по всей постели, и мне было весело.

Потом я позвонила Маше и сказала:

— Прикинь, тетя Лена уехала на все выходные! Пошли завтра гулять и снимать на видео на твоем телефоне!

А Маша мне сказала:

— Не, Анжелика, не могу, меня тоже на все выходные берет папа, а я его уже месяц не видела.

Я немножко расстроилась. Потому что я уже подумала, как мы клево будем гулять с Машей.

Тогда я подумала немножко и позвонила Верке. Хотя, конечно, Верка слишком крутая для меня и она не очень хочет со мной дружить. Но зато у них своя компания.

— А помнишь сериал «Испания»? — сказала Верка. — А, у тебя же телика нет. А мы завтра ваще собираемся в «Галерею».

— А можно с вами?! — сказала я.

— Ой, не, я не могу! Просто у нас три билета на выставку художника, который из лего строит. А билеты стоят пятьсот шестьдесят рублей. У тебя же нет таких денег!

Короче, мне пришлось звонить Наташке. Хотя я не хотела. Наташка все время обижается и ссорится, и она какая-то придурочная.

Поэтому в субботу мы пошли гулять с Наташкой.

Конечно, мы сели на триста шестую и доехали до торгового центра. Потому что это самое интересное место у нас на районе. Там есть такой магазин, где можно всю косметику долго-долго смотреть и даже нюхать духи бесплатно. И мы все время представляли, что мы все это вот купили, и духи мы нюхали, пока уже у нас не заболела голова. Потом мы пошли смотреть на попугаев и крыс, где их продают, потом на золотые украшения. И там мы поссорились, что сережки с дельфинчиками и рубинами красивые или нет. Наташка назвала их «какие-то как у бабушки», а я очень обиделась, потому что у бабушки были и правда похожие сережки, но откуда это Наташке знать, и вообще чего она трогает мою бабушку! И я так обиделась, что хотела уйти вообще, но потом мы все-таки пошли назад вместе, пешком, но уже всю дорогу Наташка только и делала, что ссорилась, и цеплялась, и говорила гадости, например, про школу. Короче, прогулка не очень-то удалась, тем более что и денег только на маршрутку хватило в одну сторону.

И я домой пришла очень злая, потому что я-то надеялась то, что Наташка меня пригласит домой и я смогу у нее посидеть «ВКонтакте». А она не пригласила и вообще сучка.

А утром в воскресенье лил сильный дождь. По правде говоря, не очень сильный, но я сказала Наташке, что я простудилась и не могу под таким дождем гулять. И что мне надо делать уроки.

Хотя на самом деле я не собиралась ничего делать.

Просто меня задолбала эта Наташка.

И мне было очень скучно.

Лизка в воскресенье пошла на какие-то дополнительные лекции.

А я осталась дома.

*

Я умирала от скуки.

Мне было вообще нечего делать.

Мне было так скучно, что я просто лежала в постели и тупила.

И я достала старые фотографии, где мы с бабушкой сидим на диване, где нас дядя Сережа снимал, и еще ту, где бабушка молодая.

Потом я накрасила ногти, но получилось некрасиво, и я их стерла. И ацетон закончился.

Потом мне пришло в голову приготовить сладкие сырники по бабушкиному рецепту. Но я сделала слишком сильный огонь, а сырники расползались, поэтому я их сожгла.

В общем, у меня ничего не получалось. Одни неудачи.

Я стала мерить всю одежду, но почему-то это было совсем не так уж и весело, ведь никто на меня не смотрел даже.

А еще я очень расстраивалась, что до приезда тети Лены осталось уже всего только несколько часов, а я так и не повеселилась.

Потому что конечно, когда денег нет, то нормально не повеселишься.

Скорее бы уже мне стало четырнадцать лет. Когда мне будет четырнадцать, то я пойду работать и к восемнадцати скоплю на отдельную квартиру и перееду от тети Лены. И я буду покупать себе какую захочу косметику.

От скуки я даже достала сказку о рыбаке и рыбке и прочитала ее четыре раза вслух. Так что вы можете себе представить, как мне было скучно.

Потом пришла Лизка, и я к ней пристала, чтобы мы посмотрели вместе хотя бы какой-нибудь фильм. А Лизка мне ответила, что тетя Лена ей велела показать мне фильм про океан. И нам пришлось смотреть фильм про океан. Ничего оказался фильм, даже интересный. Про куски льда, которые везде плавают-плавают, а потом переворачиваются, и что, оказывается, в океане плавает очень много мусора, и его трудно убирать.

А потом я стала просить показать мне еще один фильм, но Лизка сказала, что хочет послушать музыку, и стала слушать своих чуваков с грохотом.

А я ей сказала:

— Как ты можешь, Лизка, слушать постоянно один какой-то, блин, мужской голос! Ты не хочешь хоть раз в жизни послушать нормальные песни с нормальным женским голосом?

А Лизка говорит:

— Веру Брежневу я слушать больше не хочу.

А я говорю:

— Да не Веру Брежневу! Почему сразу Веру Брежневу?! Чуть что, так Веру Брежневу! Давай послушаем вот эту тетеньку, которая поет вот это — я только забыла, как называется, в торговом центре играют это все время! Ну… вот такое, типа, — я напела мелодию, — «за-айцы, тре-енер, тру-ру-ру-у…» — только я слов настоящих не знаю, там по-английски.

Лизка на меня посмотрела и говорит:

— Чаво-о?

Я даже засмеялась — так похоже на меня сказала. Прямо от меня набралась. За пять месяцев, что мы в одной комнате живем.

— Песня, — говорю. — Это такая песня, ее играют в торговом центре.

— Там ничего такого не играют, — говорит Лизка.

— Играют! — сказала я. — Ты просто не знаешь! Ты там не бываешь так часто, как я!

— Ты хочешь ЭТО послушать? — переспросила Лизка.

— Ну, там просто ЖЕНСКИЙ голос поет, — сказала я. — И очень красиво, кстати-ка. Хоть и по-английски.

— Это не по-английски, — сказала Лизка.

— Ты там ваще не была и это не слышала! Я тебе говорю же, что по-английски! — сказала я. — Так ты можешь это найти?

— Конечно! — сказала Лизка и даже спорить не стала, взяла и нашла.

И мы послушали с большим удовольствием.

Потому что женский голос красивее мужского.

И вообще женщины красивее мужчин.

И эта песня, честно говоря, ко мне прямо привязалась.

Мы ее послушали три раза.

Когда ее поют, я представляю какой-то такой клип. Как будто розовый сад, и над ним очень-очень черное небо, с золотыми звездами. И посреди этого розового сада стоит такая девушка, очень гламурная, очень-очень, и она — вампир. Но она добрая вампир, как в фильме «Сумерки. Сага. Рассвет». И она поет и плачет черными слезами, и мы вдруг видим, тошто везде проступает кровь, и потом с неба вдруг слетает что-то бело-золотое. И тогда хочется плакать, даже если никто тебя и не обидел.

Я даже, когда засыпаю, представляю себе этот клип с музыкой.

И вроде я ее действительно слышала не в торговом центре, а где-то еще.

И вдруг мы с Лизкой услышали, как ключ поворачивается в замке.

И на пороге появилась тетя Лена.

— Девочки, здравствуйте! — весело сказала она. — А я приехала пораньше, потому что сразу после турнира оказалось свободное местечко в дневном «Сапсанчике», и я быстренько поменяла билетики и примчалась к вам! О, да вы тут без меня Баха слушаете?! Здорово!

— Это Анжелика попросила поставить! — сказала Лизка гордо. — Сама прям подошла и попросила.

Тетя Лена, кажется, удивилась. И еще мне почему-то показалось… Но, во-первых, показалось, а во-вторых, только на малюсенькую секундочку.

И потом она сказала:

— О’кей! — и заржала, как обычно она ржет. — Кофе-то будете?

Seufzer, Tränen, Kummer, Not,
Ängstlichs Sehnen, Furcht und Tod
Nagen mein beklemmtes Herz,
Ich empfinde Jammer, Schmerz.
1
____________

1 Воздыханья, слезы, нужда и печаль,
смущенье и тоска, страх и смерть
гнетут мое стесненное сердце;
вкушаю я горе и скорбь. (Ария из кантаты И.-С. Баха №21)
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 20 Март 2020, 16:48:16
Про детдомовских детей я вообще читать ничего не могу.  :unknwn:
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Риря от 20 Март 2020, 16:54:21
Про детдомовских детей я вообще читать ничего не могу.  :unknwn:

Неужели "Республику Шкид" не читал? А "Дом, в котором..." Мириам Петросян? - Её Дом считаю одной из самых сильных книг 10-летия...
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 20 Март 2020, 17:13:29
Неужели "Республику Шкид" не читал? А "Дом, в котором..." Мириам Петросян? - Её Дом считаю одной из самых сильных книг 10-летия...
"Республику", конечно, читал. Как и "Ребята из второго корпуса" (была у меня в детстве такая).
https://www.ozon.ru/context/detail/id/34879229/ (https://www.ozon.ru/context/detail/id/34879229/)
А еще есть "Ребята скобского дворца" :)
(https://rbook.me/pic/b/1/3/?src=9435762)

А "Дом..." разумеется, нет.
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Риря от 22 Март 2020, 13:15:20
"Республику", конечно, читал. Как и "Ребята из второго корпуса" (была у меня в детстве такая).
А еще есть "Ребята скобского дворца" :)

А "Дом..." разумеется, нет.

А я ни тех, ни тех ребят даже не знала(((
А почему, Кость, не читаешь, очень больно или?
У нас на литклубе есть женщина, которая очень этим детям помогает, при своих выращенных в одиночку двоих, ещё что-то пытается сделать для чужих,
но ужасы, которые она про эту систему иногда выплёскивает пострашнее всяких книг...
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: ProstoTak от 23 Май 2020, 20:31:28
Никто не описал этого лучше, чем Райнер Мария
Рильке, - в первом из сонетов, посвященных Ор-
фею: О Orpheus singt! О hoher Baum im Ohr!


 О Orpheus singt! О Hoher Baum im Ohr!

            (Поет Орфей! Растущим древом - звук!)


         Внутренним древом: лесом, мгновенно вырастаю-

щим, шелестящим всей своей листвой в квартете
Брамса или Лютославского. И Рильке завершает со-
нет - интуитивный образ, утверждающий свою под-
линность и все очищающий - изображением диких
зверей, усмиренных пением языческого бога, и обра-
щается к Орфею:



            da schufst du ihnen Tempel im Gehor.

            (ты их вводил в свой голос, словно в Храм).



          Конечно, Орфей - музыка, а не поэзия, но, как
говорил Валери, они - «подруги, почти близняшки».

Если благодаря наушникам музыка приходит к нам из
самых своих глубин, то поэзия внутри себя вслушива-
ется в наушники глагола; напечатанное - пульсирую-
щее - слово, сначала прочитанное глазами, вырастает
затем высочайшим древом внутреннего слуха.

Кортасар
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: ProstoTak от 23 Май 2020, 20:35:44
Там дерево росло. О нарастанье!
Орфей поет! О дерево в ушах!
Всё замерло. Но даже в том молчанье
внимала шагу нового душа.

Из нор и логов звери выползали,
и расступился лес, прозрачным став.
На этот раз ползти тайком средь трав
не хитрость и не страх их заставляли,

но только слух. Рычанье, рев и крик
притихли в их сердцах. И там, где дико
торчал шалаш глухой и бесприютный,

убежище из нужд сиюминутных
со входом, чей косяк дрожал от крика,
в дремучем слухе храм ты им воздвиг.

Рильке, "Сонеты к Орфею"
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: ProstoTak от 23 Май 2020, 20:49:03
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: ProstoTak от 23 Май 2020, 21:03:14
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: ProstoTak от 12 Февраль 2021, 22:33:44
     Николай Заболоцкий

     Бетховен


     В тот самый день, когда твои созвучья
     Преодолели сложный мир труда,
     Свет пересилил свет, прошла сквозь тучу туча,
     Гром двинулся на гром, в звезду вошла звезда.
     И яростным охвачен вдохновеньем,
     В оркестрах гроз и трепете громов,
     Поднялся ты по облачным ступеням
     И прикоснулся к музыке миров.
     Дубравой труб и озером мелодий
     Ты превозмог нестройный ураган,
     И крикнул ты в лицо самой природе,
     Свой львиный лик просунув сквозь орган.
     И пред лицом пространства мирового
     Такую мысль вложил ты в этот крик,
     Что слово с воплем вырвалось из слова
     И стало музыкой, венчая львиный лик.
     В рогах быка опять запела лира,
     Пастушьей флейтой стала кость орла,
     И понял ты живую прелесть мира
     И отделил добро его от зла.
     И сквозь покой пространства мирового
     До самых звезд прошел девятый вал...
     Откройся, мысль! Стань музыкою, слово,
     Ударь в сердца, чтоб мир торжествовал!

     1946
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Chukcha2005 от 12 Февраль 2021, 22:40:32
Чудесно!  :clap: :bravo:
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: ProstoTak от 12 Февраль 2021, 22:40:39
Анна Ахматова

Слушая пение

Женский голос, как ветер несется,
Черным кажется, влажным, ночным,
И чего на лету ни коснется —
Всё становится сразу иным.
Заливает алмазным сияньем,
Где-то что-то на миг серебрит
И загадочным одеяньем
Небывалых шелков шелестит.
И такая могучая сила
Зачарованный голос влечет,
Будто там впереди не могила,
А таинственной лестницы взлет.

10 декабря 1961 (Никола Зимний)

Больница им. Ленина


Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: ProstoTak от 12 Февраль 2021, 22:59:42
Наверное все и так знают, что Ахматова написала это стихотворение когда услышала пение Галины Вишневской, и пела Вишневская именно Бразильскую Бахиану; (я сначала писать не стала, но на всякий случай присовокуплю).
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Пятница от 13 Февраль 2021, 07:18:52
Наверное все и так знают, что Ахматова написала это стихотворение когда услышала пение Галины Вишневской, и пела Вишневская именно Бразильскую Бахиану; (я сначала писать не стала, но на всякий случай присовокуплю).
Я не знала, спасибо, Наташа и за рассказ и за ссылку :-* :isumitelno:
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: Корица от 16 Май 2021, 20:06:34
У входной двери в дом я постоял и прислушался.

Голос Фанни лился с этажа на этаж. Прозрачный, как вода горного потока, он каскадами струился со второго этажа на первый и заполнял вестибюль. Этот голос хотелось пить, такой он был чистый.

Фанни.

 Мадам Баттерфляй приветствовала входящий в гавань белоснежный корабль и лейтенанта, тоже во всем белом.

То был голос хрупкой японской девушки, лившийся с холма, куда она поднялась весенним вечером. Фотография этой девушки стояла на столике возле окна, выходившего на галерею второго этажа. Тогда ей было семнадцать лет, и она весила от силы сто двадцать фунтов, но с тех пор прошло много времени. Голос вел меня наверх по старой темной лестнице и сулил близкое счастье.
Я знал, что стоит мне подойти к дверям, и пение прекратится.

– Фанни, – говорил я обычно, – по-моему, здесь только что кто-то пел.

– Неужели?

– Что-то из «Баттерфляй».

– Как странно. Интересно, кто бы это мог быть?

Мы играли в эту игру годами, говорили о музыке, обсуждали симфонии, балеты и оперы, слушали музыку по радио, заводили старенький, растрескавшийся эдисоновский патефон и ставили пластинки, но никогда, ни разу за три тысячи дней Фанни не пела при мне.

Рэй Бредбери
Смерть дело одинокое

https://youtu.be/-4dOpvVMfqg
Название: Re: Музыкальная тема в литературе и поэзии.
Отправлено: ProstoTak от 18 Ноябрь 2021, 20:32:47
Не по сезону еще, но по настроению.

Григорий Данской

ИНТЕРМЕДИЯ В ТЕМПЕ ПАДАЮЩЕГО СНЕГА

Колеблясь между "тик" и "так", как между "был"/"не был",
скрипач повис бледней прокисшего над ним неба.
И комната промокла изнутри фисташковым светом.
И наверху смеются горьким и густым снегом.

А где-нибудь по декабрю летят дрожки
дрожащим перышком гусиным, и стружки
снежком рифмованным вдоль столбовой строчки
ложатся, всё стежки да стёжки, так - вечно.

Но "вечно" выпало из словаря - лишь "веко",
прикрыв ресницами всю наготу века,
средь декабря вдруг выпустит не дождь, слёзы...
Все потому, что скрипка. Скрипко и скользко...

Скользила скрипка ввысь. При ней скрипач взвешен
в воздушном броуновском хаосе зала,
и сердце наподобие двух сросшихся вишен
то было взвешено, а то и витало.

Бабахнул Бах! Вот это джаз! Арт! Моцарт
кричит с балкона скрипачу: "Давай, Мойша!"
И капал снег в концертный зал, как до-ре-ми-ноты.
И непонятно было, с кем ты, где ты и кто ты.

Снег становился смехом наверху, толченых облаков горстью.
Снег превращался в соль, что выше соль-бемоль, но солоней и горше.
А боль, что по краям бемоль, съедая сердцевину, становилась болью.
И снег звучал чистейший соль и был на вкус солью.

Когда, в какие времена такая музыка лилась с неба?
И мне, скрипач, от царского смычка, плесни хотя бы такт снега!
Я буду лакомиться им, покуда тишина не перехватит горло,
укоротив гортань до лаконичного и тихого горя.

Покуда зал есть мир, который зол, но милосерднее иных прочих...
Покуда Бог здесь - Бах, пока поэт про это не соврал ни строчки....
А дрожки мчат по декабрю, все дальше, выше по гамме,
сжимая звук до точки на кардиограмме...

Колеблясь между "тик" и "так", как между "был" / "не был",
висит скрипач бледней прокисшего над ним неба.
И комната промокла изнутри фисташковым светом.
И наверху смеются горьким и густым снегом.

                                           1995