Литература > Почитай-ка!

Книги о детях

(1/2) > >>

Корица:
Сюда можно было бы, например, "От двух до пяти" Чуковского.

Корица:
Саймон Бретт
Исповедь маленького негодника


--- Цитировать (выделенное) ---Влюбленно глядя на мирно посапывающего в колыбели младенца, задумывались ли вы, какие мысли шевелятся в его очаровательной головке? Вот он радостно агукает. Что он хочет сказать? Он размахивает ручонками и сучит ножками. Что он хочет сделать? Он блаженно улыбается. Что кроется за его улыбкой? Он нахмурился. Что он задумал? Теперь младенец сам раскроет перед вами все свои тайны. А их у него, оказывается, немало.

Ошеломляюще откровенный и невероятно смешной дневник малыша от первой минуты жизни до года — это ни в коем случае не пособие для новоиспеченных родителей. Однако, прочтя его, они, возможно, взглянут на свое маленькое чудо другими глазами.


--- Конец цитаты ---

Саймон Бретт- автор детективов, наш современник. С 2001 года он является председателем знаменитого лондонского Клуба детективов. Клуб насчитывает 60 членов, авторы самые разные: и классический, и триллер, и полицейский и другие детективы.
Бретт написал предисловие к недавно вышедшему "Последнему плаванию адмирала". Это коллективный детектив, очень забавный и интересный с точки зрения развития и изучения законов жанра.
Предисловие мне понравилось, и я хотела познакомиться с тем, что пишет сам Бретт.
Увы, детективов его на Флибусте не обнаружилось.
Зато нашлись две книжки- " Исповедь маленького негодника" ( это дневник новорожденного малыша )и "Ой, кто идет" ( его же дневник от года до двух).
Забавное чтение, интересное для родителей малыша, которые способны посмеяться над собой и проблемами первых лет жизни ребенка.

Корица:
День 10
Еще одна потенциальная неприятность. У Нее есть книга по уходу за ребенком.
Мне придется постоянно сталкиваться с этой писаниной. Что бы я ни сделал, это будет сопоставлено с соответствующим параграфом.
Это значит, все, что от меня требуется, чтобы доводить Ее до безумия, — это совершать поступки, не указанные в оглавлении.
День 11
Поскольку кормление «по первому требованию» Ее вконец доконало, Он великодушно заявил, что вечером побудет со мной сам, а Она может отдыхать — Она это заслужила.
Папашка преувеличил свои возможности. Он нервничал еще сильнее, чем Она. Каждые две минуты бросался к пресловутой книжке, как будто Ему надо было срочно обезвредить бомбу по самоучителю.
Через полчаса, в полной уверенности, что я страдаю всеми означенными в книге жуткими болезнями, Он, обезумев, помчался наверх, будить Ее.
Но, виноват, кое-что Он все-таки отважился сделать. Он, если можно так выразиться, переменил мне пеленку.
Чем был очень горд.

— Пеленка ни при чем! — кричал Он, пока они бежали вниз по лестнице, чтобы по несуществующим симптомам определить несуществующую болезнь. — Я его перепеленал.

Подозреваю, что эти слова Он еще не раз с гордостью повторит. Я прямо вижу: вот Он сидит в баре с друзьями и, честно улыбаясь, говорит:
— Да нет, я делаю, что могу. Конечно, жена больше бывает с ребенком, ведь я целыми днями на работе, но, когда я дома, я стараюсь ей помогать. Например, я меняю ему пеленки.
Настоящий современный мужчина, этот мой отец.

С. Бретт
Исповедь маленького негодника

Корица:
Месяц восьмой

День восьмой.

Ответственный день. Мы идем в поликлинику на диспансеризацию.
Я уже поел и сидел на полу возле стола. Она сказала Ему:
— По-моему, у нас все будет нормально. Судя по моей книге, он развивается правильно.
— Угу, — отозвался Он из-за газеты.
— Кстати, я скоро опять попробую отнять его от груди.
— Угу.
— И смогу выйти на полставки, как мы и планировали.

Что за люди! Когда же до них дойдет, что теперь планированием занимаюсь я и только я?
Надо было побыстрей что-то придумать. И вдруг у меня родилась гениальная идея, которую я начал осуществлять немедленно. Я покачнулся, упал и со всей силы ударился о ножку стола. До крови разбил губу, а на лбу выросла шишка величиной с мяч для гольфа. Этого-то я и хотел.
Пока Она собиралась, я сидел на полу в гостиной, размахивал руками, хватал в тиски что попадется под руку, стучал игрушками друг об друга и оживленно лопотал.
И вот наконец мы в кабинете доктора. Она посадила меня на стол. Я молчал и тупо глядел в одну точку.
Доктор окинул меня быстрым взглядом, и мой план опять сработал. Он спросил:
— Откуда у ребенка травмы?
— Ударился об стол, — виновато пробормотала Она.
— Понятно, — протянул доктор и молча, с глубокомысленным видом записал что-то в карточку. Потом снова задал вопрос:
— А как развивается ребенок? Он может сидеть без поддержки?
— Конечно, — поспешила ответить Она и убрала от меня руки. Я медленно повалился набок.
— Понятно, — сказал доктор. — Проверим слух.
—естно говоря, трудно было сохранять безучастное выражение лица. Выглядело это на редкость глупо: взрослый человек крадучись передвигается по комнате и громко нашептывает всякие глупости из разных углов. А когда он подошел и стал орать прямо мне в ухо, сдержаться было почти невозможно.
Но я выстоял. Ни один мускул не дрогнул. Я лежал, молчаливый и равнодушный.
Доктор в очередной раз произнес свое «понятно» и сделал в карточке пространную запись.
Дальше вообще началось не поймешь что. Он размахивал у меня перед носом дурацки раскрашенными предметами, а сам в это время внимательно, как бы невзначай, взглядывал на меня. Не знаю, чего он хотел, но я держался по-прежнему на высоте.

Потом он вертел передо мной игрушкн — хотел проверить, бедняга, умею ли я хватать. Я боролся со страшным искушением протянуть руку и применить метод тисков, но сохранял спокойствие и бессмысленно глядел в пустоту.
— Дома он прекрасно все хватает, — нервно проговорила Она. — Все, что под руку попадется. Правда, он недавно научился, в начале месяца…
Доктор посмотрел на Нее долгим пристальным взглядом. Да, сказал я себе, шишка на лбу и разбитая губа — поистине блестящая выдумка. Теперь он не поверит ни единому слову этой легкомысленной мамаши.
Наконец он оставил надежду расшевелить меня и перенес внимание на Нее. Мне очень жаль, но поликлинику Она покидала, заливаясь слезами.
Жестоко, скажете вы. Но я должен положить конец разговорам про полставки. И, по-моему, это мне уже удалось.
Чтоб облегчить Ее жалкую участь, по дороге домой в машине я сидел прямо и без поддержки, хватал в тиски что попадется под руку, стучал по спинке сиденья и оживленно лопотал.

С. Бретт
Исповедь маленького негодника
 

Корица:
День 31
Первый год подошел к концу. Пора подводить итоги.
Ну что ж, в целом все не так плохо. Конечно, порой бывало нелегко. Я учился на своих ошибках, и главные уроки еще впереди.
Не всегда мне давались хорошие манеры, не всегда я умел сдержать вспышки раздражения. Случались стычки, неизбежные в совместной жизни. Мы с трудом учились терпимости, проявляя иногда явный и закосневший эгоизм.
Отнятие от груди тоже проходит не так, как хотелось бы некоторым.
Но в преддверии Нового года будем снисходительны друг к другу. Забудем ссоры, бросим недостойную борьбу за власть. Давайте помнить только хорошее.
Говоря честно, мои родители — не самые худшие творения природы.

С. Бретт

Исповедь маленького негодника

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница

Перейти к полной версии