Автор Тема: Любовь в Аризоне  (Прочитано 162 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Asarov

  • Капитан 2-го ранга
  • ***
  • Сообщений: 1070
Любовь в Аризоне
« : 01 Октябрь 2017, 09:34:50 »
Любовь в Аризоне

Дверцы Салуна распахнулись, и появился Бад Джонс, больше известный, как - Бродяга. Проходя через зал, он зажёг спичку о шляпу спящего за столиком ковбоя, закурил сигарету и подошёл к стойке бара.
- Давно не видел тебя, Бади! – улыбнулся уголком рта, протиравший стаканы Чикери. – Чем занимался?
- Перегонял скот в Юту, потом в Калифорнию, Колорадо, потом в Нью-Мексико…
- Ты мог бы преподавать географию в местной школе.
- Отбей мне, Чикери, кусок мяса побольше и поджарь его. Я голоден, как зверь.
- Куда теперь направляешься? – спросил Чикери, отрезая кусок мяса. – Есть такое место на Западе, где ты ещё не хватался за кольты?
- Даже не знаю. Везде пришлось посорить гильзами. Куда поеду? А вот, сейчас мы погадаем. Покажи мне кусок мяса, который ты отбиваешь. На какой штат он контуром похож?
- На, смотри, - сказал Чикери, держа перед Бади отбивную.
- Даже не знаю, - почесал подбородок Бад Джонс, - вроде бы ни на что не похоже… А ну-ка, переверни.
- Эй, ребята! – обратился Чикери к ковбоям в салуне. На какой штат это похоже?
- Хе!.. Да вы что, не видите, что это наша добрая Аризона! – воскликнул, подковыляв к ним, звякая шпорами, старик Спотти с сигаретой, прилипшей к нижней губе. – Вылитая Аризона. Вот здесь я родился, - добавил он, показывая пальцем в кусок мяса.
- Убери свои немытые руки, - покосился на него Бади.
- А вот здесь, в Большом каньоне, - мечтательно произнёс Споти, снова тыкая в кусок мяса пальцем, - я пристрелил Малыша Генри. Там его и закопал.
- От твоих историй у меня аппетит портится!.. – проворчал Бад.
Он вышел из Салуна, сел в плетёное кресло под навесом и положил ноги на перила. Его Бронко, привязанный к поручню перед Салуном, увидев Бади, заржал и нетерпеливо забил копытами.

- Чикери, - крикнул Бади через плечо, заметив открытую, изрешечённую пулями дверь конторы шерифа. – А что, вашего шерифа ещё не пристрелили?
- Нет, наш Денон держится молодцом. Бандитам так легко его не поймать. Неуловимый шериф Денон, так они его зовут.
- Пока мясо жарится, пойду поболтаю с ним, кто знает, будет ли он жив в следующий раз.
Звякая шпорами, Бад перешёл песчаную дорогу, но у дверей конторы, услышав щелчок, остановился.
- Опусти оружие, Денон! Это я – Бади.
- Заходи, дружище…
Шериф Денон сидел в кресле, положив ноги на стол и, щурясь от дыма, курил сигару. В обеих руках он держал по кольту.
- Ты вовремя пожаловал, - сказал он, кладя револьверы на стол. – Мне как раз нужен помощник.
- А что с тем, прежним?..
- Сбежал на третий же день, когда узнал, что это за городок. Ты же знаешь, половина местного кладбища – мои помощники.
- Нет, Дени, - покачал головой Бад Джонс и сел в кресло перед столом шерифа. – Я как-то не думал об этом.
- Не садись спиной к двери, – посоветовал Денон. – В наших местах это опасно.
- У салуна мой Бронко, а он лучше сторожевого пса. Заржёт, если что…
- А я, Бади, зашиваюсь с делами. Посмотри на эти стены. Если думаешь, что это обои, то ты ошибаешься. Это всё рожи тех, кто хочет меня убить.
- Ого!..
- Это ещё не все. Там наклеено в три слоя! Но Джо Денон так легко им в руки не дастся. Вот этих я уже перестрелял, - хлопнул он рукой по толстой кипе плакатов с сообщениями о поиске преступников.
Денон убрал ноги со стола, достал бутылку виски и два стакана.
- Выпьем, Бади, за Аризону!..
- Давай, лучше, выпьем за тебя…
- Это одно и то же. Я - это и есть Аризона! Пока я здесь, у гробовщиков будет много работы. Я уберу весь этот мусор, и однажды штат будет блестеть как моя звезда шерифа!.. Или я не Джо Денон!..
- Понятно.. – произнёл Бади, глотнув виски. – Я тут чуток задержусь в городе, пока не соберётся новый гурт скота для перегона.
- Так всю жизнь и будешь гонять скот?
- Это всё, что я умею, Дени. Скот, это тоже – Аризона…
- Да, ты прав… Но мне чертовски нужен помощник!.. Твой Бронко!.. Ты слышал? Что-то он заволновался...
Оба кольта, словно выпрыгнули сами из кобур Денона и оказались в его руках.

На пороге появилась молодая женщина, лет тридцати в белой рубахе, кожаных штанах и с кольтами на бёдрах. Баду Джонсу понравились и её бёдра, и то, что он увидел выше. Белокурые волосы непокорно выбивались из-под чёрного, широкополого стетсона.
- Сидите и попиваете виски! – воскликнула она, хмыкнув, - а в это время угоняют мой скот, а потом скоты, которые этот скот угнали, спокойно скотствуют в Салуне!.. Поднимайте с помощником свои задницы и выполняйте свой долг – перестреляйте этих ублюдков. Там всего человек десять… Работы на полчаса!
- Не горячись, Бетти! Поостынь!
- Вот-вот, Поостынь – твоё второе имя. Смешно! Ты единственный шериф в истории Запада, за голову которого бандиты назначили награду!
- Согласись, Бетти, что это надо было заслужить!
- Согласна!.. И всё же…
- Вот, Бади, - устало показал на неё Денон, - это человек, который меня однажды пристрелит. Нет у меня помощника, Бетти! Один я, и на всех сил моих не хватает.
- Тогда, если некому заступиться за слабую и беззащитную женщину, дай звезду помощника шерифа мне, и я всех ублюдков сегодня же перестреляю, - сказала Бетти.
- Вот она - женская логика!.. А что, Бетти… действительно пойдёшь ко мне помощником?
- Дай мне звезду, Денон! – произнесла тихо Бетти, и положила руки на рукоятки кольтов. – Мы очистим этот мусор, и штат будет блестеть, как посуда на моей кухне. Или я не Бетти Смит!..
- Я уже могу арестовать тебя, Бетти! Убери руки с оружия!..
- А мы с тобой нигде не виделись?.. – сказал ей Бад Джонс и хлопнул рукой по её заду. – Не мог я тебя видеть на последнем родео?..
Бад услышал какой-то треск и, только оказавшись на полу, понял, что это был треск от удара по его челюсти…
- Спокойней, крошка! – сказал он, вскакивая на ноги.
Кипя от злости и сжимая кулаки, он приблизился к Бетти вплотную. Они стояли друг против друга и пристально смотрели друг другу в глаза. Вдруг Бад Джонс схватил её за плечи и поцеловал Бетти в губы. Поцелуй длился несколько секунд.
- Действительно, - рассмеялась она, - перегонять скот, это всё, что ты умеешь хорошо делать. Но, ничего, у тебя ещё есть время научиться… Денон, - сказала она уже чуть мягче, повернувшись к шерифу, - давай сделаем это, а потом ты меня арестуешь. Ладно? Только арестуй на пару дней, не больше, а то мне надо за скотом присматривать…
- На! - воскликнул Денон, бросая звезду помощника шерифа на стол. – Можешь счищать ею жир со своих сковородок.
Бетти улыбнулась, взяла звезду и зажала её в кулаке.
- Завтра вечером…– тихо сказал ей Денон, закуривая погасшую сигару.
- Слушаю, шериф!
- И только со мной!
- Слушаю, шериф!
- И, когда я скажу.
- Слушаю, шериф!
- Во, как заговорила! Жаль, нет звезды помощника мужа. Цены бы тебе не было, Бетти!.. Кстати, тебе ведь скот надо перегонять? Вот Бад Джонс может тебе помочь.
- Это вот этот? Что на полу сейчас валялся?
- Мужчина у ног женщины – это вполне нормально, - усмехнулся Денон. – А ты, Бади, теперь аккуратнее с офицером!

Бад Джонс и Бетти молча вышли из конторы шерифа. Они вышли так близко, что локти их соприкоснулись, а рукоятки кольтов на их бёдрах щёлкнули друг о друга.
- Мне туда, - сказала она, махнув рукой в сторону поджидавшей её белой лошади,
- Как насчёт перекусить? – спросил у неё Бад Джонс. - Мне как раз жарят отличную отбивную с точным контуром Аризоны.
- Очень патриотично! Тебе надо хорошо питаться, Бади. Будешь тогда твёрже стоять на ногах.
- Хм, - произнёс Бад и потрогал челюсть. – Ну, так как? Отбивная уже готова, а себе я закажу другую.
- Зачем тебе другая? Я думаю, нам с тобой хватит одной Аризоны. А ты, действительно перегоняешь скот? Надеюсь, делаешь это лучше, чем целуешься…
- Давно не практиковался. Всё работа, да работа. Иногда… Иногда думаю, не остановиться ли?.. Завести дом… И всё такое…
- «И всё такое» звучит особенно интригующе, хотя все эти слова, лучше исполнять под банджо. По вечерам все перегонщики скота любят петь эту песенку, а утром поют другую… Ладно, пойдём, посмотрим твою отбивную Аризону. Эх, Бад Джонс!.. Ковбой!.. - сказала Бетти Смит и в первый раз ему улыбнулась.

Оффлайн Asarov

  • Капитан 2-го ранга
  • ***
  • Сообщений: 1070
Re: Любовь в Аризоне
« Ответ #1 : 02 Октябрь 2017, 17:08:32 »
Свой парень!..


В Салун, звякая шпорами, вошёл крепко сколоченный парень в широкополом Джоне Би. Его кожаные штаны и сапоги были до того запылены, что старик Спотти, игравший в карты за первым столиком у входа, несколько раз чихнул, когда мимо него прошёл незнакомец.
Веселье в Салуне было в полном разгаре.
Год назад цивилизация дошла до славного городка Bitter Springs City, и этажом выше над Салуном открылось Заведение, девочки из которого сейчас лихо отплясывали на небольшой сцене. Их появление в городке не обошлось без казуса. В первый же день одна из них решила устроить на сцене Салуна шоу для ковбоев, увидев которое, те пришли в такой восторг, что начали по привычке палить в потолок, в результате чего, хозяину Заведения, коротышке Берти, пришлось ехать за новой партией девочек.
Чернокожий пианист Чарли весело колотил по клавишам расстроенного и изрешечённого пулями пианино. Его чёрные руки так быстро летали над чёрно-белыми клавишами, что они казались чёрно-серыми.
Ковбой в надвинутом на глаза Джоне Би прошёл к стойке бара и бросил на неё монету.
- Плесни-ка мне глоток хорошего настроения, - сказал он.
- У нас ничего другого и нет, - заметил, протиравший стаканы Чикери.
- Что это у вас с зеркалом, - поинтересовался гость.
- Это наш священник Джесси исповедовал дружков Эль Койота. Всех их привёл к Господу.
- Должно быть, славный малый ваш Джесси! Вот что значит – владеть словом Божьим.
- Да, наш Джесси знает толк в Священном писании. А тебя я не видел здесь раньше, - заметил Чикери.
- Мы пригнали сюда скот вместе с Бадом Джонсом, - ответил ковбой и опрокинул в рот стакан, наполненный тем, что индейцы совершенно правильно назвали – огненной водой.
Он обвёл взглядом зал. Ковбои, либо глазели на девиц, либо пили, либо играли в карты. Один из игроков привлёк его внимание. Худой, маленький, с блестящей лысиной, окаймлённой рыжими волосами, он сидел за столиком голый до пояса, только на его шее красовался платок, который сто лет назад был белым. Рядом с ним стоял ковбой и держал у его виска дуло кольта.
- Любопытно у вас тут играют, - заметил парень в Джоне Би, повернувшись к Чикери.
- Это Лефти играет. Величайший шулер! Они его раздели, чтобы он из рукавов ничего не смог достать… Смешно!... Это же Лефти!.. У них уговор такой, если заметят, как он мухлюет, то сразу же пристрелят.
- Ха! – воскликнул Лефти, бросая карты на стол. – Ты проиграл, Стивви!..
- Эй!.. – заорал Стивви, - А ну, пристрели его, Уилл! Он пошёл сейчас дамой крести, а она уже давно вышла из игры.
- Конечно, вышла, немного прогулялась и вернулась, - захохотал Лефти. – А ты не дави мне дулом на висок!.. Это меня раздражает.
Несколько девочек обступили чужака, и их руки оценивающе заскользили по его широким плечам.
- Какой милашка! – воскликнула одна из них.
Толстый, лысый возчик Сэмми некоторое время хмуро наблюдал за тем, как девицы обхаживают гостя, а потом, рыгнув, оттолкнул животом столик, с которого на пол посыпались бутылки, и враскачку подошёл к стойке бара. Он остановился в метре от неё, но выпятил живот так, что чуть ли не упёрся им в чужака. Тот не спеша повернулся и посмотрел на живот.
- Букару, южный Техас, Браунсвилл, - весело представился ковбой, глядя на живот Сэмми.
- Это какой такой ещё «букару»*, какой Браунсвилл? - спросил возчик и презрительно сплюнул на пол.
……
*buckaroo – амер. лихой наездник, объездчик лошадей.
……

- Тот Браунсвилл, что на левом берегу Рио-Гранде, - ответил ковбой, снова поворачиваясь к стойке бара.
- И что, там у вас все такие уроды?
- А!.. Это!.. - рассмеялся техасец, проводя рукой по лицу и рассматривая себя в разбитом зеркале, - не совсем ещё отмылся. Перегон был долгим. А хорошие у вас тут девочки!
- А ну, пошли отсюда! – прорычал на них Сэмми, так яростно вращая глазами, что девочки с визгом бросились врассыпную.
- И музыка отличная, - добавил ковбой.
- А ну, заткнись, Чарли! – рявкнул возчик, с ненавистью глядя в спину ковбоя.
- Пианист Чарли испуганно опустил руки, музыка затихла.
- Что ты замолк? – спросил его Букару.
Чарли ничего не ответил, и только с опаской косился на возчика, рука которого лежала на рукоятке кольта.
- Arright! - произнёс ковбой.
- На каком языке ты говоришь? – прорычал Сэмми, ещё больше выпятив живот, вдавливая ковбоя в стойку. – Это у вас все, там, так в Техасе говорят!.. Ха!..
- Я рад, что вам нравится! – ответил ковбой поворачиваясь. - Я сейчас вам всем спою песенку, и вы насладитесь тем, как говорят в тех местах, где я родился.
- Да кто ты вообще такой!.. Ребята, кто он такой!? – прохрипел поражённый Сэмми.
- Я же сказал, Букару, южный Техас, Браунсвилл , - представился гость, сидящим в Салуне ковбоям, - Подыгрывай мне, Чарли. Ничего не бойся.
Один налитый кровью глаз возчика яростно сверлил Букару, а другой, словно дуло кольта, уставился в беднягу Чарли.
- Ну что же, я сам себе подыграю, сказал ковбой весело. – Вот так, поют у нас в южном Техасе такие чернокожие парни, как ты, Чарли. И вот так себе подыгрывают...
И задавая нужный ритм, позвякиванием шпоры и щёлканьем прокручиваемого барабана кольта, Букару запел.

Ah’m a Looney Coon from Coonsville
An’ I guess I wanna be there still
In my li’l home in Coonsville
Ah’ll make my track there back
To see my li’l ol’ shack
It’ll shore be a boon when soon
Ah play my li’l ol’ tune
Way down in li’l ol’ Coonsville!...

Под аплодисменты ковбоев Букару выпил ещё один стакан виски.
- Чем занимаешься, парень? – поинтересовались у него завсегдатаи Салуна.
- Перегоняю скот.
- Тьфу! – сплюнул Сэмми.
- Что может быть лучше долгого перегона, - произнёс мечтательно Букару, - когда стадо несётся, словно тёмная туча и ты, как ветер летишь по долине… А водопой у ручьёв и рек, короткий отдых и снова в путь. А ночью, когда все кости болят, когда потрескивает костёр, пыхтит на огне закопченный чайник и отдыхают рядом друзья, а верный конь пасётся неподалёку, над тобой сверкают алмазы звёзд на чёрном бархате неба… И ты начинаешь чувствовать, что в мире есть что-то ещё более прекрасное, чем всё, что ты любишь и чем дорожишь…
- Тьфу!.. Знаю я эти долины! – зарычал возчик, - Мы там, в молодости, грабили дилижансы. И реки эти знаю. Да, ребята, Сэмми есть, что вспомнить!
- Жаль, что нет у вас бильярда, - сказал Букару оглядываясь. – Люблю шары покатать.
-Бильярда! – рявкнул Сэмми. – Сейчас я тебе покажу, в какой бильярд играют у нас!.. Эй, ребята, какой стакан наш Спотти уже выпил?
- Третий, Сэмми.
- Ха!.. – размял возчик кулаки, похрустывая суставами.
Ковбои расступились так, что стал виден Спотти за столиком у входа. Дело в том, что у старого Спотти в последнее время появилась странная особенность. Стоило ему выпить четвёртый стакан виски, как в его мозгу что-то переключалось, и на него накатывали воспоминания далёкой молодости. Глаза его мутнели и он, выхватывая кольт орал всегда одно и то же: «Все на пол!.. Это ограбление!..»
Когда он отчудил это в первый раз, возле него оказался возчик Сэмми и так врезал ветерану фронтира в челюсть, что тот врезался в стойку бара и, отрикошетив, влетел в тот самый столик, за которым сейчас сидел. Каждый раз, после четвёртого стакана Сэмми придумывал для Спотти, всё более изощрённые траектории полёта.
Спотти, пошатываясь, встал из-за стола, косо надел шляпу и пробормотал:
- Пожалуй, я пойду домой…
- Эй, дружище Спотти! – заревел возчик. – Иди сюда и я угощу тебя ещё одним стаканчиком доброго виски… Налей-ка нам Чикери.
От «ещё одного стаканчика» Спотти никогда не отказывался. Он выпил его одним махом, крякнул, глаза его потускнели, и он выхватил кольт… Сэмми широко улыбаясь, с наслаждением, размахнулся…
- Индейцы! – завопил вдруг Спотти. – Ставьте фургоны кругом!..
Кулак Сэмми на несколько секунд замер в воздухе, словно раздумывая, и вдруг с таким хрустом засветил Спотти в челюсть, что тот, закружившись, пошёл волчком по салуну, огибая столики, и врезался в стену, сбив с неё картину «Танцующие нимфы». Шляпа Спотти осталась лежать на полу там, где он выпил четвёртый стакан.
- Ха!.. - воскликнул Сэмми. - Видал, как я его крутанул?! Это то, что я называю – тряхнуть стариной!..
- Не слишком ли это?.. Для старика…- произнёс Букару.
- Хе!.. Наш Спотти старый, как Аляска, но он покрепче твоего мула, что привязан к жерди у салуна.
- Мула? – опешил Букару. - Ты моего коня назвал мулом?..
Ковбои, сидевшие у входа в Салун, увидели, как из него, с треском распахнув задом дверцы, вылетел Сэмми, врезался в борт фургона, чуть не перевернув его, перелетел через дорогу и влетел в раскрытую дверь конторы шерифа.
- А это то, что я называю – от двух бортов в левую лузу, - сказал Букару, выходя из Салуна. В проёме двери, через дорогу, появился шериф Денон.
- Букару, южный Техас, Браунсвилл , - представился ему ковбой.
- Впервые в нашем городке?
- Да. Пригнали с Бади Джонсом гурт скота. Хочу немного передохнуть. Развлечься...
- Развлечься?.. – обрадовался шериф и поглядел на валяющегося под его столом Сэмми. – Ты зайди ко мне потом, Букару… Поговорим…
- Конечно, шериф.
- А не хотел бы у нас осесть? На «Horseshoe Ranch» нужны хорошие объездчики лошадей. Заведёшь свой дом, ранчо…
- Нет, мистер. Мне это не нужно. Я люблю волю. Всё, что нужно ковбою, это безотказный кольт, верный конь и большой кусок копчёного окорока…
И Букару похлопал по шее своего чёрного коня.

Оффлайн Asarov

  • Капитан 2-го ранга
  • ***
  • Сообщений: 1070
Re: Любовь в Аризоне
« Ответ #2 : 03 Октябрь 2017, 12:01:17 »
Джесси


- Ну, что решил, Бади? – спросил на следующее утро шериф Денон, закуривая сигару. Он точно так же сидел, в своём кресле, положив ноги на стол, и казалось, что со вчерашнего дня он не сдвинулся с места. Денон посмотрел на сверкающую звезду помощника шерифа на груди у Бетти Смит, отметив с одобрением достоинства груди своего нового помощника.
- Пожалуй, задержусь в вашем городке, - ответил Бади, перекатывая спичку из одного угла рта в другой.
Шериф усмехнулся, стараясь не смотреть на Бетти, но всё же не удержался от вопроса.
- Почему так решил?
- Мне эти рожи не нравятся, - ответил Бади, обводя взглядом стены, с наклеенными на них физиономиями преступников.
От множества лиц и слов – WANTED, в конторе шерифа рябило в глазах.
- В прошлый раз они тебя, вроде бы, не раздражали, - заметил шериф, попыхивая сигарой.
- Да, в прошлый раз они смотрели на меня. Но сегодня они смотрят и на Бетти. А это мне не нравится.
- Понятно, - сказал Денон, - итак, нас трое.
- Пятеро, - поправила Бетти. - Один только Бади стоит троих.
- Бетти, - вздохнул Денон, - я не просил посвящать меня в подробности вашей прошлой ночи. Ты видела его в деле, но пока только в одном. Я же видел его в других переделках и, конечно же, должен с тобой согласиться. Но, тем не менее, всего лишь тройка. Это мало… Должна быть, как минимум, пятёрка!..
После тих слов Шериф Денон задумался, опустив голову.
- Что такое, шериф? – спросила Бетти участливо.
- Да так… Вспомнил… Эти же самые слова говорила мне матушка в детстве, когда я отправлялся в школу… Но вернёмся к делу, а дело, друзья, серьёзное. С юга подошла банда Эль Койота. На востоке – Малыш Билли, с севера и запада подошли Малыш Эдди и Малыш… Тьфу!.. Детский сад какой-то!.. Но не забывайте, что эти «малыши» с семидневной щетиной и за каждым из них тянутся кровавые следы!
- Но почему они ещё не в городе?- спросил Бад Джонс. – Чего они ждут?
- В городе, Бади!.. Уже в городе… Мне только что сообщили, что Эль Койот и его люди в Салуне прямо через дорогу.
- Чего же мы ждём? – спросила Бетти и крутанула ладонью барабан кольта. – Почему бы его не пристрелить прямо сейчас, как бешеного койота?
- Он ещё не нарушил закон, Бетти. Он ещё не выхватил оружие.
- Тогда я сейчас пойду и вежливо попрошу его это сделать, - прорычал Бад, направляясь к двери.
- Не горячись, Бад!.. Поостынь, - сказала Бетти Смит, на что шериф, одобрительно кивнул головой.
В открытую дверь конторы шерифа с хихиканьем заглянули две маленькие девочки, одна из них робко приблизилась в шерифу.
- Что тебе, Мери? – спросил ласково Денон, привлекая её к себе и обнимая за хрупкие плечики.
- Сэр, а у вас есть пустые золотистые гильзы?.. Вот такие… - и девочка коснулась патронов на поясе шерифа. – Мы с ними любим играть.
- Пустые гильзы? Нет, - покачал головой Денон, - пустых нет, но скоро будут… А вы из школы идёте?
- Да. Сегодня было очень интересно!.. Священник Джесси нам рассказывал о первых переселенцах.
- Священник Джесси!?.. О переселенцах? Это о ком же?
- Об Адаме и Еве…
- Да, со священником нам повезло! Джесси любит детей, - покачал головой шериф. – Он умеет находить с ними общий язык. Хе-х!.. Переселенцы!.. Ну, бегите домой. Не ходите сейчас по улице. Завтра у вас будет много красивых, золотистых гильз…

Бетти и Бад Джонс не спеша переходили песчаную дорогу отделявшую контору шерифа от Салуна. Бади внимательно присматривался к окнам, крышам и щелям в заборах между зданиями. У входа в Салун они столкнулись с высоким молодым мужчиной с чёрными усами, чёрными быстрыми глазами, в чёрной широкополой шляпе и чёрном плаще.
- Добрый день, отец Джесси! – произнесла Бетти Смит.
- Славного вам дня, дети мои! – ответил священник. - А ты… Тот самый Бад Джонс?
- Очевидно, тот самый, если здесь нет другого.
- Много слышал о тебе. Надеюсь, ты посетишь сейчас мою службу…
И с этими словами отец Джесси, опередив Бада и Бетти, распахнул дверцы Салуна и вошёл в зал. В Салуне воцарилась тишина. В углу за столиком сидело человек шесть в мексиканских сомбреро. Один из них, при появлении Джесси и его спутников, резко встал из-за стола. Все в зале, за исключением мексиканцев, отхлынули в стороны, чтобы не оказаться за спинами двух, замерших в позах ганфайтеров, фигур.
- Кого я вижу!.. Эль Койот!.. – воскликнул Джесси.
- Кого я вижу!.. Святой отец! И в таком неподобающем для него месте, дьявол тебя возьми!..
- Место доктора среди больных, а не среди здоровых. И не ругайся в храме Божьем.
- Это здесь-то – Божий храм? – удивился бандит.
- Конечно. Церковь, это не стены и не крыша, а паства, - указал Джесси на столпившихся у стен ковбоев. - Ибо сказано – «где трое собрались во имя моё, там и я с ними». Как видишь, нас сюда вошло трое. А с Господом нас уже четверо!..
После этих слов Джесси скинул плащ на пол. Из его наплечной кобуры торчала рукоятка револьвера системы Smith & Wesson. В кожаных ножнах на поясе покоился индейский нож.
- Что ты хочешь, Джесси?
- Помнишь, Эль Койот, в прошлый раз я приходил сюда и говорил, чтобы ни ты, ни твои люди здесь больше никогда не появлялись?! Вы не послушались меня. Так вот, сегодня – моё второе пришествие… Десять… Девять… Восемь…
- Что ты считаешь, Джесси? – спросил бандит, улыбаясь.
- Отсчитываю, сколько тебе осталось жить. Ещё есть время. Покайся в своих грехах!..
- У меня не было грехов, - ответил Эль Койот, - у меня были только удовольствия.
- Не было грехов? Большой грех так думать. Об этом написано в «Книге Иова». Жаль, что ты её так и не прочитаешь!.. Но не расстраивайся. Ты скоро встретишься с автором… Семь… Шесть…
- А как же, Джесси, быть с - «не убий»? Священник не может убить человека!..
- Это на востоке. Здесь, в Аризоне, для того чтобы соблюдать заповедь «не убий», надо убить как можно больше «эль койотов»… Пять… Бади, проследи, чтобы наши мексиканские друзья держали руки на столе… Четыре…
- Ну что же… - прошипел Эль Койот, чуть шевеля пальцами над рукоятками кольтов.
- Три…
- Ты утомил меня, Джесси!..
Казалось, что священник даже не шевельнулся, а Smith & Wesson сверкнул в его руке, но тут же был выбит из неё пулей Эль Койота и разлетелся в стороны, разорванный на части. Когда дым рассеялся, все увидели, что бандит чуть покачиваясь, удивлённо смотрит на рукоятку ножа, торчащую из его груди. И вдруг, цепляясь за столик, рухнул на пол, подняв пыль, хорошо заметную в лучах солнца, рассекавших через окно зал Салуна.
- Продолжим службу, - сказал отец Джесси, резко поворачиваясь к бандитам за столиком и доставая ещё один Smith & Wesson из кобуры, укреплённой на поясе за его спиной. – Исповедуйтесь, дети мои, и будьте со мной откровенны. Вы грабили?
- Грабили… - пробормотал один из бандитов, а остальные сомбреро согласно кивнули.
- Убивали?
- Убивали.
- Насиловали?
- Насиловали…
- Эй, Джесси, - взвизгнул из-за толпы ковбоев старик Спотти, - пусть они в этом покаются поподробнее!..
- Мысленно прелюбодействовали? – продолжал Джесси.
- А вот этого не было!.. – возмутились бандиты. – Ты на нас лишнее не вешай!..
- Что же, дети мои, прощаю вам грехи ваши. И господь их вам тоже простит. Ступайте к Господу!..
Грохот, дым и звон битого стекла наполнили зал Салуна. Одна пуля вылетела из Салуна и попала точно в глаз Эль Койота на плакате, пришпиленном двумя гвоздями к стене в помещении шерифа.
- Похоже на службу отца Джесси, - пробормотал Денон, наливая себе виски.
Увидев в окно Бада Джонса и Бетти, выходящих из салуна, шериф снял со стены продырявленный плакат с изображением Эль Койота и положил его на толстую кипу уже законченных дел...