Последние сообщения

Страницы: [1] 2 3 ... 10
1
Coffee Break / Re: Я памятник себе воздвиг
« Последний ответ от Марфенька Сегодня в 11:16:58 »
20. "Тысячелетие России"?
2
Coffee Break / Re: Я памятник себе воздвиг
« Последний ответ от Марфенька Сегодня в 11:15:32 »
Что-то не соображусь с вопросами - что знала, уже загадано.
Вот разве один загадаю.

1. Это можно было бы назвать памятником ее возлюбленному, но памятником "наоборот" - это был будто бы прообраз того, кого она еще не встретила.
3
Coffee Break / Re: Я памятник себе воздвиг
« Последний ответ от Марфенька Сегодня в 11:11:44 »
Выложу одну цитату. Ибо загадывать эту книгу бессмысленно, вряд ли ее кто читал.  :D
Это мой любимый любовный роман - и там есть замечательная сцена открытия памятника.


Памятник воинам был поставлен в конце февраля. В начале месяца мы с Лео ходили на собрание в школу, чтобы сделать назначения для освящения и торжественного открытия. Мистер Арнотт сказал:
– Его светлость был так любезен, что дал нам список джентльменов, чтобы мы могли попросить кого-нибудь из них провести церемонию, – он зачитал имена генералов и глав правительства, приведших нашу армию к победе. Закончив чтение, он спросил: – Ну, какие будут предложения?
Встал мистер Хэйл, громко откашлялся и заявил:
– Мы хотим, чтобы это сделал его светлость. Раздался одобрительный хор «вторых голосов», а мистер Арнотт спросил:
– Есть другие предложения? – ответом было глубокое молчание. – Хорошо, принято единогласно. Его светлость откроет наш памятник.
Лео взглянул на меня с отчаянным выражением лица.
– Мистер Арнотт, для этого обычно приглашаются генералы и тому подобные лица, – сказала я.
Отец Элен обернулся к Лео:
– Ваша светлость, мы не хотим генерала, мы хотим вас. Вы тоже были на войне, как и они. Вы сражались бок о бок с нашими сыновьями и потеряли собственного сына. Поэтому мы хотим, чтобы это сделали вы.
Головы вокруг стола согласно закивали. Наступило длительное молчание, и наконец Лео кивнул в знак согласия.
Я сказала ему по пути домой:
– Лео, не нужно никаких речей. Ты просто разрежь шнур и предоставь мистеру Бистону читать молитвы. Тебе незачем говорить речь.
– Нет, Эми, я скажу ее, – ответил он. – Если они имели мужество погибнуть за родину, я тоже должен найти мужество почтить их, как они этого заслуживают.
Лео мучился долгие часы с этой речью, но я знала, что ему нетрудно подбирать слова – он лишь страшился говорить их.
Церемония состоялась утром. Аннабел приехала накануне, теперь она сидела за завтраком вместе с нами, спокойная и уравновешенная. Флора сегодня тоже была с нами внизу. Она гордо держала голову, потому что знала, что среди имен длинного списка погибших был и ее отец.
Лео вышел из-за стола и прошел в библиотеку, чтобы в последний раз повторить речь. В десять часов утра я спустилась за ним:
– Нам пора, Лео, – я ободряюще пожала ему руку и улыбнулась. Его пальцы пожали мои, но ответная улыбка на его лице не появилась.
Мы спустились по парадной лестнице. Снаружи ожидала пролетка, где с вожжами в руках сидел Джим, а рядом с ним – миссис Картер. Элен присоединилась к ним. Как только она уселась, Лео посадил Джеки ей на колени. Мистер Уоллис помог взобраться мистеру Тимсу, Джим щелкнул кнутом, и они уехали. Мистер Уоллис запер дом, потому что остальные слуги уже были снаружи вместе с нами, одетые в лучшую одежду. Садовники вышли из своего домика, сияя начищенными ботинками и медалями, и все мы направились в село, туда, где стоял завернутый в покрывало бронзовый памятник.
Там уже собралось все село. Все были в лучших воскресных одеждах, молодые люди надели заслуженные на войне медали, также, как и Лео, – свои. Перед ним расступились, он взобрался на помост перед памятником. За ним последовали мистер Бистон, мистер Арнотт и мистер Селби, за ними – церковные служащие. Затем туда поднялась Аннабел и села на приготовленный стул. Мне тоже полагалось подняться на помост, но я отказалась. Мне хотелось, чтобы Лео мог меня видеть, кроме того, со мной были дети, поэтому я с Флорой отошла в сторону.
Лицо Лео было похоже на лицо статуи – мужественное и сильное. Но я знала, что сердце в его груди трепещет от страха. Я смотрела, как другие мужчины отступили, оставив Лео одного впереди на помосте, и увидела, что его глаза ищут меня, ищут моей поддержки. Когда они остановились на моем взволнованном лице, я улыбнулась ему, а его взгляд на секунду задержался на мне. Затем, подняв голову так, чтобы можно было видеть всех собравшихся жителей Истона, Лео открыл свой перекошенный рот и заговорил.
Слезы подступили к моим глазам. В голосе Лео, как обычно, слышалось заикание, но в нем звучало и мужество. Это мужество придавало ему сил говорить громко и отчетливо, в честь погибших.
– Сегодня мы вспоминаем павших, как вспоминали их каждый день.. Нам не нужен бронзовый памятник, чтобы помнить их, потому что мы никогда их не забудем. Но они заслужили памятник, чтобы наши дети, внуки и последующие поколения могли прочесть их имена – и вспомнить. И незнакомец, путник, проезжающий через наше село, пусть тоже увидит этот памятник и узнает, как эти мужчины, наши истонские мужчины, ответили на призыв родины. Они оставили свои дома, семьи, фермы, поля, они пошли выполнять свой долг и заплатили за это жизнью.
Выступив вперед, Лео разрезал шнур, и черное покрывало упало, открыв фигуру бронзового солдата. Солдат стоял прямо и гордо под лучами солнца, с вещмешком за спиной и винтовкой в руке. Он смотрел поверх села на леса и поля, за которые сражался и которые никогда не увидит снова.
На пьедестале были бронзовые панели с именами павших. Сильным звучным голосом Лео начал читать почетный список:
– Джордж Леонард Чандлер, Эдвард Дэвис, Джон Дэвис, Херберт Доусон, Джозеф Альберт Демпстер, Фрэнсис Питер Жан Фицворрен-Донне, виконт Квинхэм, Джордж Хэйл...
Дойдя до конца этого длинного, печального списка, Лео выждал мгновение и прочитал надпись под именами: «Они отдали свои жизни, чтобы мы жили в мире».
Затем, шагнув вперед, Лео протянул руку и указал на бронзового солдата.
– Эта статуя олицетворяет тех, кого мы потеряли, – сказал он. – Смотрите на нее и вспоминайте их. Вспомните своих сыновей, как я, вспоминаю своего. Вспомните мужей. Вспомните братьев. Вспомните внуков, – его голос упал, он взглянул на стоящих перед нами детей, на Флору. – Вспомните отцов. – Затем Лео вскинул голову, словно отдавая приказ. – Вспомните – и гордитесь, – его голос разнесся вокруг, твердый и мощный:
Нет горше этой утраты,
Но не нужно вздыхать и плакать,
Мы знаем, что с ними – слава,
А слава не умирает.

Б. Хьюздон, "Серебряные фонтаны"
4
Coffee Break / Re: Я памятник себе воздвиг
« Последний ответ от Chukcha2005 Сегодня в 09:41:44 »
Мои подсказки

15. Памятник ему поставили за то, что он победил машину. Сорвал банк в электронной рулетке.
16. Творцу отрицательного закона памятник поставили. А тому, кто этот закон опроверг - нет. Тоже фантастика.  Поставили его девушке, которая погибла.
20. Все рядом: литвин, украинец, русский... В Великом Новгороде.
21. Всё есть, кроме этого каменного деликатеса. Гранита. Поэтому надо обеспечить его наличие.
23. Памятник себе он не взорвал. За отсутствием такового в тот момент. Стихотворение. В нем автор беседует с поэтом, памятник которому уже стоит.
5
Coffee Break / Re: Я памятник себе воздвиг
« Последний ответ от Tankay Сегодня в 09:14:47 »
Увы, нет.
Это герой романа.
6
Coffee Break / Re: Я памятник себе воздвиг
« Последний ответ от Sagitta Сегодня в 08:05:53 »
27. Исаковский/Блантер?
Вздохнул солдат, ремень поправил,
Раскрыл мешок походный свой,
Бутылку горькую поставил
На серый камень гробовой:

"Не осуждай меня, Прасковья,
Что я к тебе пришел такой:
Хотел я выпить за здоровье,
А должен пить за упокой.

Сойдутся вновь друзья, подружки,
Но не сойтись вовеки нам ..."
И пил солдат из медной кружки
Вино с печалью пополам.
7
Разговоры запросто / Re: О том, о сём - 14
« Последний ответ от Chukcha2005 Сегодня в 06:53:45 »
Небо ясное,  днём солнце будет.  А сейчас  подморозило  слегка.
8
Разговоры запросто / Re: Размышлизмы
« Последний ответ от Chukcha2005 Сегодня в 06:16:49 »
 :isumitelno:
9
Разговоры запросто / Re: О том, о сём - 14
« Последний ответ от Chukcha2005 Сегодня в 06:15:51 »
Доброе утро!  :privet:
Легкого понедельника!
10
Разговоры запросто / Re: Размышлизмы
« Последний ответ от ProstoTak Сегодня в 02:50:22 »
Что-то мне не спится, попробую изложить размышлизьм, который посетил меня за чтением интервью Дины Рубиной. Она там среди прочего вспоминает как они с мужем сидели в Барселоне и обсуждали выступление уличного артиста-жонглера (и видели его совершенно разными глазами).  И еще Дина Рубина часто рассказывает как из разных обычных встреч с людьми появляются ее книги.

А меня давно и часто посещает такое видение - жизнь - как будто кто-то небрежной рукой рассыпает набор стекляшек мозаики, очень немудреный, простенький набор, но вариантов достаточно много - недолет, перелет, так - не так легли, всегда случайным порядком и часто - почти рядом с нужным вариантом, но только рядом.

Собственно о чем я - о примере обычного такого "недолета" - в свой последний приезд в Барселону, года 4 назад, мы тоже сидели с мужем в ресторанчике  на маленькой пощади - мы жили в туристской части города, но вечером шли ужинать в соседний район, где нет туристов, а кормят дешевле и гораздо вкуснее. Там тоже случаются выступления уличных артистов и, как выяснилось, у местных жителей есть свои любимцы, которых они ждут и к выступлениям которых специально подтягиваются. И вот, как оказалось, это был как раз такой вечер - к девяти часам публика просто повалила и заполнила все ресторанные столики на площади. Пришел артист с ассистентами, его радостно приветствовали, он начал готовиться. Дальше надо упомянуть, я категорически не люблю цирк, ни в каком виде (не берусь объяснить почему), не люблю - поэтому осталась сидеть к артистам спиной. Была и вторая причина - у нас шел интересный разговор о событиях 25летней давности, и самое интересное было в том, что мы тоже видели эти давние события разными глазами и через 25 лет пытались эти свои разные вИдения увязать в общее одно.

Позади нас играли туше, раздавалась барабанная дробь, замирала, вскрикивала и ахала публика, и буквально гремели аплодисменты. А потом маленький гибкий человек в трико подошел к нашему столику, мы в пылу беседы даже не сразу заметили его, и спросил на чистом русском языке почему нам не понравилось его выступление... Умные грустные глаза, смотрят с вызовом.. Я коротко объяснилась как смогла, бог свидетель, было видно, что мы не расположены к знакомству и разговорам вовне, но он про меня все понял мгновенно - я не умею сворачивать разговор и отваживать людей, и я про него все поняла - он твердо решил, что ни за что не уйдет и открыто, но необидно забавлялся ситуацией. Спросил откуда мы, я ответила, и он начал рассказвать о себе. О том, что тоже давно живет в другой стране - в Израиле, о том, как был в Союзе артистом цирка, гимнастом, как разбивался несколько раз, менял профиль, как уехал, о том, что приезжает каждый год выступать в сезон в Барселону... Это если коротко, остался он надолго, рассказал много.

Не могу сказать, что воспоминание об этом знакомстве часто возвращалось ко мне, но если вспоминала, то с некоторым чувством вины и неловкости -  я ведь тогда тяготилась его присутствием, хоть и старалась никоим образом этого не показать. И было совершенно не ясно, зачем судьбе вздумалось послать ко мне этого человека с рассказом о его жизни.

А это был просто недолет разноцветных стекляшек - ведь очень может быть, что именно в этот осенний вечер, через каких-нибудь пару площадей от нас, да что там - на соседней площади, сидела писательница Дина Рубина. И если бы мозаика сложилась правильно, наверное, случилась бы еще одна ее книга, и как знать, возможно, очень хорошая.
Страницы: [1] 2 3 ... 10